Бувайсар Сайтиев: "У меня всё в шоколаде"


Бувайсар Сайтиев: "У меня всё в шоколаде"

Карьеру трёхкратный олимпийский чемпион по вольной борьбе Бувайсар Сайтиев завершил семь лет назад. С тех пор он работал заместителем полпреда в Северо-Кавказском федеральном округе, едва не решился покорять свою пятую Олимпиаду и имел возможность возглавить сборную страны. Но сложилось всё по-другому. Чему, признаётся Бувайсар, очень рад.

— Давно хотел Вам задать этот вопрос, но не подворачивался случай. Вы же активно готовились к своей пятой Олимпиаде — Играм 2012 года в Лондоне. Мы с Вами на эту тему тогда разговаривали. Почему в итоге не сложилось?
— Много причин. Самое главное — был неготов, значит. Олимпийские игры с кондачка не возьмёшь. Надо готовиться четыре года. Попытался, но не вышло.

— Организм не позволил готовиться в том режиме, в котором нужно?
— На самом деле я не заморачивался. Всё не просчитаешь. Когда долго в спорте, многие вещи на уровне повседневной жизни сами по себе возникают и сами по себе уходят на второй план. Да, в какие-то дни было желание вернуться. Но его не хватило для того, чтобы рассчитывать на место в сборной. Думаю, что это была вполне достижимая цель. Видно, такая судьба.

Всё это время, что я живу вне спорта, мне комфортно. Думаю, что достаточно добился, чтобы успокоиться. Ночью не просыпаюсь в холодном поту с мыслью: “Вот бы я ещё что-то выиграл”. Уже не помню свои победы. Это было когда-то. Мне уже неинтересно рассказывать, какие я выигрывал соревнования. Если кому-то интересно, об этом написано в Интернете, пусть посмотрят.

У нас дома про борьбу не разговаривают. Нас слишком долго не было дома — мы были на этой борьбе. Может быть, я чуть задержался в спорте. И возможно, мне надо было раньше уходить. Говорю как человек, а не как спортсмен. Но когда ты в борьбе — ты сконцентрирован, больше ничего не видишь.

— Чем сейчас занимаетесь?
— У меня в последние несколько месяцев слишком активная деятельность началась. Участвую в общественной жизни Чеченской Республики. Официально и неофициально. Ранее никогда не жил на территории Чечни. Сейчас я в Грозном. Работаю на государственной службе советником главы республики. Основная деятельность — развитие борьбы. Я президент чеченской федерации. С моим именем связывают какие-то надежды. Сам пытаюсь поймать интерес в этом.

— Я часто смотрю турниры по смешанным единоборствам. В том числе и те, что проходят в Грозном. Во время трансляций камера часто выхватывает Вас вместе с главой Чечни Рамзаном Кадыровым. Что Вас связывает?
— У нас давние отношения. Лет двадцать нашим отношениям. Больше даже — двадцать пять. Я был знаком с Ахмат-Хаджи Кадыровым. С именем этого человека сегодня мы, чеченцы, связываем окончание войны, восстановление мирной жизни, налаживание отношений с центральной властью.
Я был с ним хорошо знаком ещё до того, как он стал главой Чеченской Республики, до того, как закончился весь этот бардак. В 2000 году в полуразрушенном Гудермесе он принимал меня и Адама. Брат стал победителем Олимпийских игр, я тогда проиграл. Как сейчас помню, Рамзан приехал к нам домой. Был месяц, когда мусульмане постятся. Он сказал: “Отец хотел бы вас видеть”. Я помню, как мы туда поехали. Через три блокпоста, полностью обложенных бетонными блоками. У каждого кабинета своя охрана стояла. И в этот день посреди всего хаоса мы говорили о том, что в Чеченской Республике будут спортсмены, будут проходить яркие соревнования, будут большие победы. Тогда в это верилось с трудом. Казалось, лишь бы всё это закончилось. О спортивных достижениях люди даже и не мечтали. К счастью, с помощью Всевышнего удалось переломить ситуацию, удалось сделать правильный выбор, отстоять его.

С тех пор Рамзан Ахматович поддерживал меня всегда. И в мои самые тяжёлые времена. Хотя я представлял Красноярский край, никакого отношения к Чеченской Республике как спортсмен не имел. Когда у меня возникали проблемы, мне было гораздо проще позвонить ему, нежели каким-то другим руководителям. И я был уверен, что оттуда получу искреннюю поддержку, что он до самого конца со мной пойдёт. Вот такие отношения у нас. Дружеские, доверительные, мужские отношения.

Из чего они складываются? В чём общность наша? Наверное, в правильном понимании сегодняшней картины внутри нашей страны. Наверное, в правильном отношении к государству российскому. Я был октябрёнком, пионером. До комсомола чуть-чуть недотянул, кончился комсомол. Страну знаю нашу — со всеми морями и реками. Никогда её не считал чужой. Когда она называлась Советским Союзом, для меня что Алма-Ата, что Калининград, что родной Хасавюрт — все города нашей Родины. Я с детства их объездил. Выступал тогда ещё в весовой категории до 35 килограммов или даже меньше. Я знал в этих городах многих людей. Для меня никогда не было удивительным, что я живу в огромной стране. Точно на такой позиции сегодня стоит чеченская власть в лице Рамзана Ахматовича. Это нас объединяет.

— Два года назад Вы были в списке кандидатов на пост главного тренера сборной по вольной борьбе. Вы действительно хотели возглавить национальную команду?
— Какая-то часть борцов хотели видеть в этом качестве меня. Я понимаю, что такое работать главным тренером. Это тяжёлый труд. Но так захотели мои единомышленники, друзья. Федерация борьбы выбрала другой путь. За что я им очень благодарен! Огромное им спасибо, что сделали правильный выбор. Думаю, что сейчас я на своём месте.

— Вам когда-нибудь предлагали пойти в Государственную думу? Приглашать именитых спортсменов сейчас модно.
— Мне с 1996 года всякие разные вещи предлагают. Сейчас какой? 2015-й? Ну, да, уже давненько. Предлагают то туда баллотироваться, то сюда. Люди всегда думают, что знают лучше меня, что мне делать.

— Политика вам неинтересна?
— Мне очень интересна политика. Я до мозга костей политик. Я никогда не бываю вне политики. В семье, на улице, в ресторане, вот сейчас с тобой. Это же мы с тобой делаем большую политику. А политику нужно делать, чтобы устроить свою жизнь. А так она у меня и так устроена, зачем мне её перестраивать? У меня всё в шоколаде. Я живу с моей любимой матерью, я живу с моей любимой семьёй. У меня всё есть: любимая работа, любовь близких мне людей. Всё у меня есть. Иногда думаешь: “Заслужил ли я всё это? Как я за это буду отвечать?”. К счастью, я избежал попадания в ненужные мне коллективы. В какой-то мере.

— Вас многие называют возможным преемником Дмитрия Георгиевича Миндиашвили на посту академии борьбы. Как Вы к этому относитесь?
— Я думаю, что искать Дмитрию Георгиевичу преемников — неблагодарное дело. С Дмитрием Георгиевичем можно рядом находиться, чтобы прочувствовать его мудрость. Мне стыдно даже в таком направлении говорить. Зачем ему преемник? Он гораздо работоспособнее, чем я. Ему преемник не нужен. Ему надо просто помогать.

— Семь лет уже не боритесь. По той жизни хоть немного скучаете?
— Нет. Не скучаю. И слава Богу. Не хочу скучать о прошлом.

— Вы как-то сказали, что скучаете по тем незабываемым ощущениям, которые бывают, когда находитесь на пике формы.
— Теперь уже, видать, не самые незабываемые. Чтобы их почувствовать, надо быть в этой форме. Надо быть в хорошей форме, чтобы хотеть бороться. Как можно такой “развалюхе”, как я, мечтать бороться? Я слишком хорошо знаю эту деятельность. И у меня даже мысли такие не крутятся в голове.

— Но тренируетесь?
— Да, регулярно. Мне интересно на ковре. Ты знаешь, в конце своей карьеры я о победах не мечтал. Я получал удовольствие от того, что что-то начал в этом деле понимать. От того, что я могу кому-то подсказать. От процесса. Элементарно обыватели, когда в шашки играют, не могут от доски оторваться. А тут тридцать лет борьбы. Порой трижды в день.
0
Комментарии (0)
К золоту не готовы

К золоту не готовы

В Красноярске завершился XXXII Международный турнир по вольной борьбе среди мужчин и женщин серии Гран-при «Иван Ярыгин».