Виктор Гончаров: «В отношениях с девушками главное не фальшивить»


Виктор Гончаров: «В отношениях с девушками главное не фальшивить»

С нового сезона женский волейбольный “Енисей” возглавил бывший тренер сборной Белоруссии Виктор Гончаров. После семи игр команда занимает вполне достойное пятое место. Мы узнали у специалиста об отношениях внутри красноярской команды, о конфликте с белорусской федерацией волейбола и, конечно же, о потрясающем сходстве со знаменитым ведущим капитал-шоу “Поле чудес” Леонидом Якубовичем.

Виктор Фёдорович, Вас часто с Якубовичем путают?
— Вы знаете, мне уже можно мемуары писать. Я надавал столько автографов от имени Леонида Аркадьевича! Я эти истории друзьям часто рассказываю. Меня нередко путают.

Самая запоминающая история.
— В общем, стоим мы как-то с другом. И замечаем, что на нас пристально смотрит большая компания молодых людей. Я подумал: “Вот сейчас нам что-то будет”. Подходят — мы так сжались. Вдруг спрашивают: “Вы — Леонид Аркадьевич?” — “Да, я Леонид Аркадьевич!”. Попросили автограф. Вся толпа подошла. Человек пятнадцать получили от меня автографы. Потом им говорю: “Так, спокойно. Я здесь инкогнито. Нам надо идти”.

Лично с Якубовичем знакомы?
— Нет. Но хотелось бы ( смеётся ).

Хорошо. Предложение возглавить “Енисей” сразу приняли?
— Не так уж быстро. Где-то месяц думал. Со мной приехал поговорить директор клуба. И этот разговор стал определяющим.

По поводу чего были сомнения?
— По поводу того, смогу или не смогу. Это российская Суперлига — один из лучших чемпионатов в мире. Хотя опыт есть — я тренировал сборную Белоруссии. Выступал с ней в финальных соревнованиях чемпионатов Европы и мира. Я не пожалел, что приехал. У меня сложились хорошие отношения и с командой, и с руководством клуба.

Как оцените свой старт с командой?
— Двойственные ощущения. Первая игра была с московским “Динамо”. Естественно, это топовый соперник. Мы волновались. Уступили в итоге со счетом 0:3, но выглядели достойно. Боролись в каждой партии. После этого команда стала уверенней в себе. Мы провели уже семь игр. Я считаю, что старт чемпионата удался. Единственное, мы все три матча выиграли на выезде. А дома победить никак не можем. Хотя с краснодарским “Динамо” сыграли 2:3. Но могли добиться успеха. Выиграли две первые партии. Думаю, в ближайшее время перед своими зрителями добьёмся победы.

Как Вас в Красноярске девушки восприняли?
— Естественно, настороженно. Я сказал: “Девочки, я новый человек. Сейчас будем изучать друг друга”. Поначалу было какое-то недоверие, какие-то недомолвки. Но этот барьер мы вскоре убрали. Теперь у нас искренние отношения. Не всё, конечно, идеально. Но мы проделали большую работу, притёрлись. Друг друга уже процентов на семьдесят изучили. Когда команда играет на площадке — она должна слышать тренера. Вот над восприятием работы тренера возле площадки надо ещё поработать. Бывает, что не могу докричаться до игрока, потому что он к этому не привык. А я привык, что во время матча мы вместе. А за результат отвечаю я. Если я сказал игроку сделать то-то и то-то, а он не сделал, естественно, я с него спрошу. Если я дал неправильную установку, значит, я отвечаю.

Если исключить это, то у нас всё нормально, искренние отношения, хороший коллектив. Я благодарен девчонкам. Они меня скрупулезно изучали, а сейчас открылись душой. Иногда даже советуемся по некоторым вопросам.

В одном из первых интервью в Красноярске Вы сказали, что не у всех девочек есть огонь в глазах. Сейчас что-то изменилось?
— Изменения в лучшую сторону есть. Я уже пять месяцев здесь. Вы понимаете, команда не сразу строится. Но я вижу, что волейболистки согласны с теми идеями, которые я проповедую. Появился блеск в глазах. И понимание, что нужно выходить на площадку и играть в полную мощь, на победу и для зрителей. У нас есть коллектив, есть взаимовыручка. Это было видно и в игре с Челябинском. На площадку вышли не все игроки. Но запасные активно поддерживали основных. Единение было. Я впервые почувствовал, что у нас рождается команда. Это было очень приятно.

Вы до этого восемь лет возглавляли сборную Белоруссии. Тяжело перестраиваться с национальной команды на клуб?
— Да. Дело в том, что в сборной одна тактика тренировочного процесса. Бывают краткосрочные сборы и выход на европейскую арену. Там нельзя было ошибаться. Здесь — по-другому. Клуб — это сезонная работа. Если где-то промахнулся на какой-то стадии, чуть позже можешь исправить ошибку. И вот это даёт больше развиваться. У меня из-за работы в сборной было утрачено чувство тренировочного процесса. И сейчас оно наладилось. Каждодневные тренировки, каждодневные разборы игр. Более кропотливый труд. Работа в сборной направлена на сиюминутный результат, а здесь нужно добиваться результата на дистанции.

Вы как-то заметили, что у тренера должен быть и кнут, и пряник. Что для Вас кнут, а что пряник?
— На первом же собрании в команде я сказал, что мы будем работать полностью на доверии. Если я доверяю игрокам, они должны доверять мне. Второе, что сказал: “На площадке у нас рабочие отношения, вне неё — товарищеские”. И за пять месяцев работы у меня не было ни одного конфликта. Ни разу не применил кнут. Я вижу, что игроки — профессионалы. Они во многих вещах разбираются. Мне же просто нужно их направлять. Игроки не дают повода, чтобы применять кнут.

Кнут — это штрафы?
— Нет. Штрафы — самое последнее, что может быть в спорте. Когда игрок провинился до такой степени, что исчерпаны все лимиты. В моей карьере это было один раз. И то я жалею об этом. Я не сторонник человека деньгами казнить. Можно постараться игрока убедить, можно накричать на него. Есть много методов.

Посадить на скамейку — действенный метод?
— Да. Скамейка дисциплинирует. Иногда игрок должен обдумать. Ему нужно подсказать, если результаты снизились или хуже стала физическая форма. Вот у меня сейчас проблема. Есть в команде три игрока первого темпа высокого уровня. И моя задача — угадать, кого выставить на матч. Некоторые в итоге обижаются. Но если бы было три места, то я бы всех ставил. Я чередую.

Вы же всю жизнь работаете тренером женских команд. Начали в 24 года. Что значит работать с женщинами?
— Это значит, что нужно быть до предела искренним. Если не будешь фальшивить, то они пойдут за тобой. Женщины обман чувствуют лучше мужчин.
Тренер всегда должен быть перед женским коллективом опрятным, хорошо выглядеть. Это тоже важно.

Ревность у девушек к тренеру есть?
— Есть. Бывает, что некоторые девушки обижаются, когда ведёшь с другими профессиональные разговоры. Думают, что уделяешь им больше внимания.

Почему решили уйти из сборной Белоруссии?
— Я не хотел уходить из сборной. Просто-напросто у нас поменялось руководство федерации волейбола. Пришли люди, которые, как я считаю, ничего в нашем виде спорта не смыслят. В то время я практически вывел команду в финальную часть чемпионата Европы. Прошла конференция, на которой избрали новых руководителей. И мне сразу же сказали, что до Нового года я должен уйти со своего поста. Ничего при этом не объяснили. Я не стал разбираться. Не захотел этой грязи. Её много там. Спокойно, мирно ушёл.

Я считаю, что со мной поступили совершенно неправильно, несправедливо. Каждому тренеру нужно дать шанс доработать до конца. Я бы закончил цикл. И сборная бы играла в финальной части чемпионата Европы.

Я читал открытое письмо девушек из белорусской сборной, в котором они жаловались, что накануне чемпионата Европы у них нет формы, а вместо спортивной базы их поселили в придорожную гостиницу. Неужели в белорусском волейболе всё так плохо?
— Нет. Девушки сфальшивили. Я был тогда тренером команды. К чемпионату Европы форма была. Гостиницу, в которой жили, выбирал я. Это был четырёхзвёздочный отель. У нас было питание великолепное. До базы — пять минут езды. Я посчитал, что команда должна жить в уединении. До этого мы жили в центре городов. Был шопинг, были многие другие моменты. Им это было интересно. А когда мы поселились чуть дальше от суеты городской, чтобы команда только отдыхала и тренировалась, им это не понравилось. Вот поэтому и написали такое открытое письмо. Это всё неправда. В ситуации мы разобрались.

Есть вероятность, что кто-то из сборной Белоруссии пополнит “Енисей”?
— Давайте не будем загадывать. Посмотрим, как со мной ещё будет дело обстоять. Но такая вероятность существует. Есть игроки в Белоруссии хорошего уровня. Но пока мы ни с кем на эту тему не разговаривали. Давайте подождём окончания сезона.

0
Комментарии (0)
Наигрались вволю

Наигрались вволю

заключительном матче красноярской части предварительного этапа Кубка России по волейболу «Енисей» встречался с новосибирским «Локомотивом», действующим чемпионом страны. Кто-то,...

Лидеры в деле

Лидеры в деле

В Красноярске продолжаются матчи предварительного этапа Кубка России по волейболу. Во втором туре «Енисей» играл с «Югрой-Самотлор» из Нижневартовска.

Смешанные чувства

Смешанные чувства

Женский волейбольный «Енисей» перед началом сезона претерпел довольно значительные изменения. Это было неизбежно: ни результат, ни игра команды в...

Играют все!

Играют все!

Официальный волейбольный сезон в России традиционно стартовал с предварительного этапа Кубка страны. Правда, на этот раз турнир пройдет в...

Максим Ишкельдин: Очень хочу домой
Хоккей с мячом

Максим Ишкельдин: Очень хочу домой

После завершения предварительного этапа розыгрыша Кубка России полузащитник «Енисея» Максим Ишкельдин поделился своими впечатлениями о турнире и об игре...