Раздан Нагапетян: «Футбол — это не только игра ногами»


Любительские футбольные команды разных возрастов под названием “Арарат” хорошо известны красноярским болельщикам. Араратовцы выигрывали чемпионат и Кубок города. В числе их трофеев и Кубок Красноярского края. Одним из организаторов этих команд является Раздан Нагапетян, руководитель ООО “СибСтройСпортРегион”. В двух сборных он играет сам, а ещё в трёх стал наставником.

— Раздан Погосович, откуда такая страсть к футболу?

— Я родом из Армении, рос в деревне. Никаких спортивных школ там не было. И как многие мальчишки, чьё детство выпало на времена Советского Союза, после школы любил играть в футбол допоздна. Слава Богу, в то время не было никаких компьютеров и других гаджетов. Всё своё свободное время мы активно проводили на свежем воздухе во дворе.

— На сегодня в Красноярске пять любительских футбольных команд под названием “Арарат”, тяжело их было создавать?

— Я бы не сказал, что это было сложно. Сначала была создана команда ветеранов, которая в определённый момент осталась без поддержки. И тогда я предложил ребятам свою помощь, они согласились. Через два года мы организовали команду по молодёжи, которая выиграла чемпионат и Кубок города. А на следующий год наша молодёжь завоевала и Кубок края. Детские команды мы набрали два года назад, в их составе ребятишки из армянских семей семи — девяти и десяти — двенадцати лет. Я их сам тренирую.

— Что заставляет успешного бизнесмена после тяжёлого трудового дня облачаться в спортивную форму, брать в руки свисток и идти тренировать детей?

— Конечно, в моём строительном бизнесе проблем хватает. А тренировки с ребятишками — это для меня отдушина, своеобразный отдых. Я не любитель заграничных отпусков с пляжем на море и загоранием под солнцем. Может быть, это будет и громко сказано, но мне больше по душе раскрывать в ребятишках их таланты, искать то, что никто, наверное, не искал во мне, когда я был маленьким. Четверых мальчишек у нас уже забрали в спортшколу “Енисей”. Ребят увидели в игре и предложили передать более опытным тренерам. Всё-таки мы не такие профессионалы в этом деле.

— Скажите, а Вы строгий тренер?

— Нет, я добрый тренер. (Смеётся.) Никогда никого не ругал. Во время игры ещё могу кричать какие-то жёсткие слова, но после игры, даже если в том, что проиграли, виноват один человек, никогда не поставлю ему это в укор. Я ведь сам играю, бывает, и ошибаюсь, от этого никто не застрахован. Поэтому я абсолютно не строгий наставник. Однако при всей моей доброте я придерживаюсь определённых принципов. Считаю, что ребёнок должен обязательно хорошо учиться. Два года назад смотрел спортивную передачу, в которой рассказывали, как в состав юношеской сборной Голландии не включили лучшего игрока только потому, что у него были проблемы в школе. Я считаю, что это правильно, и ребятишкам всегда говорю: “Футбол — это не только игра ногами, здесь ещё и головой думать надо, на пятьдесят процентов от этого зависит результат матча”. Умные люди играют намного лучше в отличие от тех, кто ничего не хочет, не старается и ни к чему не стремится кроме футбола. Ещё один принцип — это принимать личное участие в судьбе каждого ребёнка, знать о нём всё, о его семье. Очень много общаюсь и с молодёжью. Мы частенько после игры остаёмся, разговариваем, что-нибудь обсуждаем.

— Я знаю, что Вы не остаётесь безучастными не только к судьбе своих воспитанников, но и помогаете ребятишкам — спортсменам из других видов спорта, к примеру, хоккеистам.

— Я уже давно дружу с Игорем Бондаренко. Он, кстати, когда был директором “Енисея”, тоже знал, какие у кого из ребят проблемы. Как-то сидели с ним, и Игорь говорит: “Есть у меня перспективный мальчишка, но я вижу, что парень недоедает, мать его одна растит без отца, тяжело им. Я решил помочь, в течение пяти лет ежемесячно выделял этому ребёнку деньги на питание. Потом как-то пришёл на игру и говорю Игорю: “А покажи мне того парня”. Бондаренко показал, а этот мальчишка уже под два метра ростом, такой красавчик, было очень приятно. Вы знаете, я думаю, что людей, имеющих возможность оказать помощь и готовых это сделать, на самом деле немало. Просто не знают о таких случаях, вот и всё. Вот если бы мне Бондаренко не рассказал про этого парня, я бы и не знал. Приведу ещё один пример. Как-то по телевизору услышал о том, что требуется помощь ребёнку, получившему серьёзные ожоги. Когда мы приехали в больницу, там уже было человека четыре, кто откликнулся на этот призыв. Люди просто, как и я, оказались в данный момент у телевизора, и им было не сложно выделить десять — двадцать тысяч на лечение.

Надо чаще рассказывать о таких случаях в СМИ. Меня всегда возмущает, когда особенно по центральным каналам показывают какие-то уж совсем нелицеприятные истории опустившихся на самое дно семей. Там такие люди, на которых и смотреть-то неприятно, не то что помогать. Надо, наоборот, показывать позитивные примеры. Кто-то посмотрит и, может, даже из зависти к другому пойдёт и поможет. Мол, если этот оказывает помощь, чем я хуже. Я знаю и такие истории. Людей состоятельных немало, и протянуть руку помощи для многих из них не составит особого труда.

— Вот Вы сказали, что людей состоятельных немало, тем не менее не все спешат стать меценатами. Что Вами движет, когда принимаете решение кому-то помочь?

— Меня так воспитали. Мне приятнее дарить, чем получать. Я сделал кому-то хорошо, и как-то на душе легче. Как будто в церкви побывал, и мне грехи отпустили. Вот такие ощущения.

— Вы затронули тему воспитания. То, какими мы вырастаем, во многом зависит от того, что в нас вложили наши родители. Расскажите о своей семье.

— У нас была большая семья. Моего дедушку во дворе все называли дедушка Ангел. Такой был добрый человек, никогда ни с кем не ругался. Дед был фронтовиком. Когда в 1942 году воевал под Харьковом, попал в плен, три года там провёл. Освободили его американцы во Франции. Вместе с ним было много советских солдат, некоторые решили домой не возвращаться и остаться во Франции. Уговаривали и деда: “Оставайся, ну вернёшься, тебя посадят в тюрьму”. Тогда ведь закон был, военнопленных рассматривали как предателей. Однако это дедушку не остановило, и он ответил так: “А кто родителей моих кормить будет, детей? Посадят так посадят, не расстреляют, и ладно”. В общем, он вернулся, посадили на пять лет. Когда вышел, младший сын, это мой папа, был уже метр восемьдесят ростом. Вот такой пример деда у меня был. И отца тоже. У папы брат погиб, так что отец всю жизнь не только свою семью содержал, но ещё и брата. Понимаете, у нас так заведено, так положено. Не может один брат жить шикарно, а второй в чём-то нуждаться. Если уж и есть какая-то разница, то незначительная, в меру.

— Вы в память о дедушке дарите на День Победы ветеранам подарки?

— Даже если бы мой дедушка не воевал, я бы всё равно это делал. Я глубоко уважаю ветеранов войны, представляю, насколько тяжело им приходилось на фронте. К сожалению, с каждым годом ветеранов становится всё меньше и меньше.

— Скажите, а Ваши дети спортом занимаются?

— Да, у меня сыну девятнадцать лет, он вместе со мной играет в футбол, иногда в одной команде. Я ведь и с молодыми могу выйти, постоять на воротах. Дочь учится в школе, занимается лёгкой атлетикой и баскетболом.

— Супруга разделяет Ваши спортивные интересы?

— Я когда собирался к вам в редакцию, как раз на эту тему с ней разговаривали. Жена предугадала ваш вопрос: “Скажи, что только супруга не спортсменка, если бы мы все занимались спортом, нам бы тяжело пришлось”. (Смеётся.) Кто-то должен оставаться в семье с трезвой головой. А то мы ведь после футбола можем часами обсуждать игру, а дочь говорит о своём баскетболе. Кому-то нужно останавливать эти беседы. Жена является нашей преданной болельщицей. Когда мы с сыном играем, она вместе с дочерью посещает матчи, поддерживает нас.

— Вы рассказывали о своей дружбе с Игорем Бондаренко. Сами пробовали играть в хоккей с мячом?

— Пробовал играть в хоккей, но не на коньках, а в валенках. Мне понравилось. Собирались араратовцами на правом берегу, ветераны и молодёжь, играли. Кто в валенках, а кто и коньки освоил. (Смеётся.)

— А ещё какими видами спорта интересуетесь?

— Хожу болеть на баскетбол, смотрю игры “Енисея”. В прошлом году с сыном посещали матчи хоккейного “Сокола”. Бываю на Ярыгинском турнире. К сожалению, на всё времени не хватает.

— В футболе за какие клубы болеете?

— К зарубежным клубам у меня особой любви нет. Есть индивидуальные футболисты, которым отдаю симпатии и слежу за ними. Болею за все наши команды, которые играют в Еврокубках. А ещё за сборную России и сборную Армении.

— А если на поле встречаются сборная России и Армении, на чьей стороне Ваши симпатии?

— Знаете, как раз четыре года назад турнирная сетка была такая, что встречались сборная России и Армении. Я отдаю себе отчёт и понимаю, что если сборная Армении выиграет у России, дальше у них двигаться шансов меньше. Поэтому я просто наслаждался хорошим футболом.

0
Комментарии (0)
Первые гости «Кристалл Арены»

Первые гости «Кристалл Арены»

До конца 2018 года благодаря подготовке к Зимней универсиаде-2019 на карте Красноярска появится несколько современных спортивных объектов.

"Ритмы лета" в Татышев-парке

"Ритмы лета" в Татышев-парке

“Зажигательная музыка, свежий воздух, а главное танцы и движение”, — Ирина и Татьяна с удовольствием посещают занятия зумбой на...

Красноярск спортивный — 2017

Красноярск спортивный — 2017

Спортивная жизнь нашего города чрезвычайно богата и разнообразна. 2017 год исключением в этом плане не стал. Были и яркие...

Максим Ишкельдин: Очень хочу домой
Хоккей с мячом

Максим Ишкельдин: Очень хочу домой

После завершения предварительного этапа розыгрыша Кубка России полузащитник «Енисея» Максим Ишкельдин поделился своими впечатлениями о турнире и об игре...