Андрей Шеходанов: «Водно-моторный спорт — это у нас семейное...»


Андрей Шеходанов: «Водно-моторный спорт — это у нас семейное...»

Гонкам на воде Андрей Шеходанов посвятил всю свою жизнь. Сначала сам выступал, а по завершении спортивной карьеры ушёл в тренеры. Был в числе энтузиастов, стоявших у истоков создания спортивно-технического клуба “Енисей-2”.

Сейчас Андрей Александрович с ребятишками уже не занимается, но в дельном совете никому из юных гонщиков не отказывает. А поделиться ему с подрастающим поколением есть чем. Ведь, по признанию Шеходанова, навыки, полученные им, благодаря занятиям водно-моторным спортом теперь его кормят. Андрей Александрович изготавливает винты и знает множество секретов о том, как привезти на финише себе лишние секунды.

— Андрей Александрович, а когда Вы увлеклись водно-моторным спортом?

— Давно это было. В 1976 году я обучался в Красноярском монтажном техникуме, а руководитель нашей группы Александр Геннадьевич Черкасов как раз тренировал здесь, на острове Молокова, в морской школе. Вот мы практически всей группой и стали посещать его занятия, 24 человека нас ходило. В итоге из этих двадцати четырёх осталось всего четверо. В те годы городские соревнования мы называли битвой за место на трале. Конкуренция была запредельной, по тридцать лодок участвовало в заездах. Так что надо было постараться, чтобы пробиться дальше, на краевые старты или на зону Сибири, Урала и Дальнего Востока. Первыми моими выездными состязаниями были краевые старты, которые проходили в Абакане. Потом поехали в Омск, вот так всё и началось.

— А какие из соревнований, в которых Вы выступали, считаете самыми значимыми в Вашей спортивной карьере?

— Сложно сказать. Я бы выделил Кубок Советского Союза в Тернополе. Я финишировал там четвёртым или пятым, точно уже не помню. Но повторюсь, что конкуренция тогда была бешенная, порой и более сорока лодок гоняли. Ну а самым удачным стал меня 1979 год. Я выигрывал просто всё. На тот момент был уже кандидатом в мастера спорта. В то время у нас была очковая система присвоения разрядов. Для норматива мастера спорта мне требовалось набрать за сезон 1 200 очков, а я набрал 3 800. Стал мастером спорта, в том же сезоне мы решили, что надо начинать строить свои лодки. Гоночные суда ЛПО “Патриот”, на которых в то время выступали, были, конечно, хорошими, но хотелось чего-то большего. И мы стали строить катамараны и на них уже выступать.

— Чтобы строить лодки, нужно обладать определёнными навыками. Где Вы обучались этому ремеслу?

— Я считаю, что мне повезло в жизни, у меня были хорошие наставники. Это Гусяцкий Геннадий Фёдорович, кандидат физико-математических наук, руководитель клуба “Альбатрос”. Он научил меня правильно делать винты. Также постигать эту сложную науку помогал мне Безродин, один из старейших водно-моторников, которого я знал в нашем городе. Я посвятил этому делу 35 лет и так до конца и не познал всех тонкостей. Это действительно целая наука.

— От каких характеристик зависит скорость лодки?

— Скорость зависит от нескольких параметров. Это глиссирующее качество, обтекаемость, вес. Лодка должна быть достаточно прочная и в то же время очень лёгкая. Первый катамаран, который я простроил, весил сорок килограммов, а я сам шестьдесят. Он получился достаточно прочный, сначала я на нём гонял много лет, потом своему ученику передал, тот пользовался им несколько лет. А когда водно-моторный спорт стал развиваться и в крае, мы передали катамаран в Зеленогорск. И там он ещё много лет служил верой и правдой, даже на соревнования во Владивосток его брали. Вообще, строить лодки — занятие интересное и увлекательное. Помню, как мы за этим делом ночей не спали. Придёшь с работы со смены, я на Красмаше тогда трудился, прикорнёшь часа на два — и на остров Молокова к своим лодкам. Был у нас такой спортсмен Коля Шагурин, сын известного писателя. Так вот Коля учил нас аккуратности. Помню, как давал наставления, указывая на наши промахи: “Ну вот мог же тут шкуркой пройтись, отшлифовать. И вес бы лишний убрал, и гладенько всё, ровненько, сопротивления бы не было”.

— А гонщик какими навыками владеть должен?

— От гонщика очень многое зависит: насколько правильно он ведёт гонку, как выстраивает траекторию движения, какой выход из-под буя. Он должен чувствовать лодку как свои пять пальцев. Особенно если на катамаране, там скорости очень большие. Катамаран воды касается буквально на сантиметров десять, а всё остальное летит по воздуху. Бывают такие подлёты, которые чреваты серьёзными травмами. Я в своей жизни несколько раз так летал, были и полные перевороты.

Особо запомнился полёт, который со мной случился в нашей акватории. Проходила зона Сибири, Урала и Дальнего Востока. После стартов лодки до клуба мы перегоняли по воде. Ну и я разогнался в направлении “Альбатроса”, а там плавдок стоит, и если по протоке дует ветер, там наблюдается уплотнение. Получается такая аэротруба, подъёмная сила катамарана сразу же увеличивается. И вот гоню, катамаран взлетает, я в воздухе от него отталкиваюсь, он падает, я тоже в воду, подплываю, забрался в него, завожу. Смотрю, мужики какие-то с берега ошалело машут, ну думаю, может, что стряслось. Подъезжаю к ним, спрашиваю: “Что случилось?”. А они грузили на баржу арбузы для отправки на север и говорят: “Ну удивил, порадовал, на тебе арбуз за это!”. (Смеётся.) На воде очень опасно, и если случаются ЧП, надо уметь за доли секунды сгруппироваться и постараться оттолкнуться от лодки, чтобы тебя не накрыло.

— Травмы при таких ЧП насколько серьёзные?

— Как-то на соревнованиях в Пермской области в городе Нытва гонщик с Иркутска, я даже фамилию его до сих пор помню — Чайка, шёл на глиссере. И вот входит в поворот на полной скорости. Корпусов было много, а буй там всего один. И все норовят под этот буй, поэтому образовалась толчея. И вот глиссер упирается в очередную волну и переворачивается. Глиссер катился метров десять по воде, как по асфальту. А гонщик летел метров тридцать по воздуху. Потом смотрю, он группируется и по воде как мячик: прыг-прыг. Как в воду камешек бросаешь, знаете, наверное, игра такая есть — “блинчики”. Так вот он так по воде пропрыгал и всё — никаких признаков жизни не подаёт. Это сейчас, если лодка перевернулась, то гонку останавливают. А раньше заезд продолжали. И вот вытаскивают его по завершении гонки, скорая стоит. И когда его врачи раздели, я был просто поражён. Он будто не в воду упал, а на бетон. От щиколотки весь бок, плечо — один сплошной длинный синяк. Вода очень жёсткая, а водно-моторный спорт довольно травмоопасный, поэтому надо быть предельно осторожным. Перед соревнованиями всегда проводится техническая комиссия, где вопросам безопасности уделяется огромное внимание. У меня же дочь тоже водно-моторным спортом занималась, знаете, сколько седых волос на голове мне это добавило!

— А как мама отнеслась к тому, что дочь выбрала такой травмоопасный вид спорта?

— Водно-моторный спорт — это у нас семейное. Папа в гонке, дочь в гонке, а мама в судействе. Она у нас уже много лет судит эти состязания. Мы и познакомились на соревнованиях. Думаю, и внук тоже будет гонщиком.

— Сколько внуку лет?

— На следующий год, думаю, уже начну его обучать. Ему в январе исполнится пять лет. Два года будет накатываться, чтобы к семи годам уже обладал определёнными навыками. У нас же в водно-моторном спорте есть “классика”, где выступают на гоночных судах. А есть проект “Формула будущего”. Он как раз для ребятишек, которые получают первые навыки в управлении моторными лодками. Эти соревнования придумали питерцы, а Красноярск, кстати, второй город в стране, который подхватил этот проект и успешно развивает. Это потом уже присоединились Омск, Казань, Новосибирск и другие города. Вторыми были именно красноярцы. Эти старты с берегов Невы в наш город привёз тренер Владимир Родихин. И совместно с краевой федерацией водно-моторного спорта, при поддержке министерства спорта, начали проект развивать. Сначала при помощи спонсоров, а затем уже на средства нескольких грантов, которые выиграл Владимир Геннадьевич, постепенно обзаведясь необходимой техникой.

Гонять на воде начинают уже с восьми лет. Детским спорт считается до 16-летнего возраста. После чего пилот переходит во взрослые гонки. Тренировки проходят здесь же — на острове, на акватории за стадионом. В прошлые годы федерация на соревнования приглашала детские дома, различные детские клубы по интересам, общеобразовательные школы — количество участников доходило до 70 человек. Участие в таких соревнованиях для ребёнка абсолютно бесплатное — от них требуется только прийти и зарегистрироваться. Федерация предоставляет технику, инструкторов, судей. До соревнований проводятся обязательные двухнедельные тренировки, чтоб ребятишки сначала накатались. Таким образом дети проходят обучение.

— А до какого возраста можно заниматься водно-моторным спортом?

— Я гонял до сорока лет, правда, уже, конечно, не с таким азартом, как в молодые годы. А вот Гусяцкий Геннадий Фёдорович, я ему просто поражаюсь, в этом году собрал глиссер и поехал в Белово на чемпионат России, ещё и выступил там, причём неплохо, а ему уже, между прочим, за шестьдесят.

— У Гусяцкого тоже династия гонщиков?

— У него две дочери, сыновей нет, но внуки гоняют. У нас династий в водно-моторном спорте много. Есть ещё Орловы Роман, Александр и Михаил. Правда, Михаил сейчас по состоянию здоровья выступать не может, но его сын уже гоняет и в “Формуле будущего”, и параллельно в “классике”. Президент наш Иван Украинец и его сын. Не зря водно-моторный спорт называют спортом пап. Сначала родители занимаются, а потом и дети следом начинают.

0
Комментарии (0)
Когда ломаются винты

Когда ломаются винты

На Абаканской протоке Енисея прошли чемпионат и первенство России по водно-моторному спорту.

Максим Ишкельдин: Очень хочу домой
Хоккей с мячом

Максим Ишкельдин: Очень хочу домой

После завершения предварительного этапа розыгрыша Кубка России полузащитник «Енисея» Максим Ишкельдин поделился своими впечатлениями о турнире и об игре...