Владимир Юдаков: “Был и остаюсь верен лыжне”


Владимир Юдаков: “Был и остаюсь верен лыжне”

“В мои паспортные данные вкралась небольшая неточность, — признаётся Владимир Николаевич Юдаков, заслуженный тренер России по спортивному ориентированию, — которую надо бы как-нибудь всё-таки исправить. Родился я 30 июля 1939 года, по документам, в деревне Кузьмино Владимирской области. Но это была всё же Ивановская область. Моя бабушка трудилась в Иваново-Вознесенске на ткацкой фабрике Саввы Морозова. Сначала была шпульницей, а потом, после учёбы в Англии, стала ткачихой — кадры свои фабрикант Морозов готовил очень серьёзно, расходов не жалел... А отец у меня был военным. В семье нас росло четверо ребятишек, я — средний. Старший брат родился, когда отец воевал в Испании, а я появился на свет, когда отец отправился на Финскую. Когда началась война с Германией, он всю семью отправил сюда, под Красноярск. Жили мы в Сталиндорфе, так называлась деревня за озером на пригородной станции Минино. “Красноярская железная дорога, станция Минино, деревня Сталинфорд”, — именно такой адрес значился на конверте, в котором пришла похоронка на отца, погибшего в боях под Смоленском”.

Первые старты

— Военные годы я помню не особенно, всё-таки был совсем ещё ребёнком. Хорошо запомнил только эшелоны, которые шли мимо нашей станции, — уже на восток, на войну с Японией.

Учиться пошёл в мининскую начальную школу. Там и на лыжи встал, начал в соревнованиях участие принимать. В нашем Емельяновском районе лыжные гонки были очень популярными и среди взрослых, и среди ребятишек. Помню, как нас, юных лыжников-четвероклассников, в субботу вечером усаживали на конные сани, и мы из Минино отправлялись за пятнадцать километров в Емельяново. Ночевали там в спортзале, с утра соревновались, а вечером — обратно домой. В седьмом-восьмом классах я учился уже в Красноярске, поступил в железнодорожное училище, по-прежнему занимался лыжами. И небезуспешно. Вместе с Любой Трушиной мы выиграли первенство Красноярской железной дороги, тот памятный для меня кубок храню до сих пор.

Выступал сначала за “Трудовые резервы”, стал перворазрядником, а это уже давало право вести занятия. Оттуда меня пригласили в сельхозинститут: мой тренер Александр Михайлович Шаляпин перешёл туда работать, и вслед за ним перекочевали туда и мы. Начал выступать за “Урожай”. Результаты показывал очень даже неплохие: к финишу приходил четвёртым-пятым, попал в сборную. Шесть лет в общей сложности в ней отработал.

Со временем оказался в политехническом институте. В 1971 году начал работать преподавателем кафедры физического воспитания, потом стал старшим преподавателем, доцентом кафедры. Был и до сих пор остаюсь верен лыжам, лыжне: сначала гонкам, а позднее лыжному ориентированию.

Не так давно пришлось готовить отчёт о своей деятельности, перечислять всё, чего добился за прошедшие годы. Мастер спорта, судья республиканской категории, отличник физической культуры и спорта РСФСР, заслуженный тренер России. За годы тренерской работы подготовил двух мастеров спорта международного класса по спортивному ориентированию и 34 мастера спорта СССР и России по лыжным гонкам и лыжному ориентированию. Валентину Близневскую — первого в СССР мастера-международника, международницу Свету Хаустову. Двукратная чемпионка СССР и России Татьяна Трифоненкова тоже моя воспитанница, как и чемпион России, СНГ, призёр чемпионатов СССР и Европы, многократный чемпион Красноярского края Серёжа Комлев. Юрий Богащенко, Александр Близневский, Владислав Гелецкий, Ольга и Виктор Симон, Николай Обухов, Евгения Семёнова… Поимённо перечислять абсолютно всех можно очень долго.

Знак на Убей-реке

— Эта история до сих пор остаётся памятной. Летом в конце семидесятых годов к нам из Москвы прибыла научная делегация, целью которой было установить место падения метеорита, впервые обнаруженного на территории России, у нас в Сибири, в XVIII веке. А это почти двести километров от Красноярска. Место там дикое, но именно нам, сотрудникам политехнического института, оно было знакомо больше, чем кому-либо другому. Дело в том, что там, на берегу водохранилища в районе впадения в него реки Убей, располагался наш спортивно-оздоровительный лагерь “Политехник”, где я долгое время был начальником. С руководством института мы хотели провести к лагерю на Убее линию электропередач, поэтому на самолётах, вертолётах этот район был достаточно тщательно обследован, составлена подробная карта. Местность была хорошо нами изучена, и не только с воздуха, мы основательно исходили её и пешком, всё там обошли, от Убея до Сисима. В общем, так получилось, что именно мы и оказались самыми лучшими помощниками для прибывших учёных.

Надо отметить, что история у этого метеорита, получившего название “Палласово железо”, во многом уникальная. Впервые его обнаружил на вершине таёжной сопки, названной позднее Метеоритной, в 1749 году отставной казак, охотник Яков Медведев. Поразительно, но он сумел каким-то образом перевезти эту почти 700-килограммовую глыбу необычно белого металла на своё деревенское подворье. А первым официально определил неземное происхождение железного камня и подробно описал его в 1771 году академик Пётр Симон Паллас, по заданию Екатерины II совершавший экспедицию по Сибири.

Вернёмся к нашим дням. Вызвал меня ректор института, и мы отправились к Николаю Фёдоровичу Татарчуку, тогдашнему руководителю крайисполкома. От него и узнали, что принято решение об установке памятного знака на месте падения метеорита: “А раз это место на вашей территории, то и курировать этот проект будете вы”.

Автор памятного знака — выигравший тогда конкурс Юрий Ишханов, красноярский скульптор, впоследствии ставший народным художником России, почётным гражданином Красноярска. Памятный знак по его эскизам изготовили в Минусинске на механическом заводе. За тем, как всё продвигалось, следили многие ответственные красноярские руководители: Леонид Георгиевич Сизов, Владимир Прохорович Капелько. Именно из его приёмной спустя время и раздался телефонный звонок: пора отправляться в Минусинск, памятный знак готов. В Минусинске меня вооружили набором специальных ключей, необходимых для его сборки. Договорились, в какой день мне следует выйти с базы нашего институтского лагеря к месту, куда должны будут доставить знак. Туда я оправился в сопровождении десятка наших студентов-спортсменов. А с собой захватили ещё и профессионального охотника, мастера спорта Юрия Андреевича Дергачёва — идти-то предстояло по местам глухим, медвежьим.

Памятный знак из Минусинска доставили, сплавив на судне по водохранилищу, а затем двумя дизельными тракторами и грузовиком ГАЗ-66 непосредственно к месту привезли всё необходимое для установки. Сам знак, двухметровый чугунный диск, песок, гравий, цемент для заливки постамента. Вырыли мы котлован, залили основание, дождались, когда бетон затвердеет, и приступили к установке. Сориентировали конструкцию по компасу строго с юга на север, год установки указали. Крепёжные болты на этом памятнике, возле которого мне, кстати, выпало по-таёжному встретить и собственный день рождения, я затягивал собственноручно. Торжественное открытие состоялось 31 июля 1981 года. Вот, пожалуй, и вся история.

Метеорит “Палласово железо” сегодня хранится в минералогическом музее в Москве, а на месте его падения отныне стоит памятный знак, установленный мной и моими студентами-спортсменами. Место это взято на учёт как памятник природы федерального значения.

Уж не знаю почему, но отчётливо запомнился и ещё один таёжный эпизод. После установки Юрий Дергачёв решил идти собственным маршрутом, в надежде всё-таки добыть в тайге косолапого, а мы с ребятами отправились к лагерю через Большой и Малый Эмир. Не знаю, повезло ли Дергачёву с медведем, а мы, возвращаясь, натолкнулись тогда на стадо сильно напугавших нас быков-рогачей, таких, что у любого охотника дух бы перехватило — здоровенные были сохатые!

Дело семейное

— Тренером я стал рано, в двадцатипятилетнем возрасте, что тоже было не без плюсов. Ведь я долгое время оставался и спортсменом. Ездил на соревнования, проводившиеся среди преподавателей, мы, кстати, стали победителями в эстафете по политехническим вузам. Также выступал и со студентами, система была такая: допускалось, что в состав команды мог входить и один из преподавателей, вот я и помогал команде закрывать итоги по общему зачёту. Выступал и за сборную края по спортивному ориентированию: на чемпионате России в Челябинске мы, помню, даже стали призёрами.

Личная жизнь, считаю, у меня тоже сложилась. Супруга у меня просто прекрасная, даже не знаю, как она меня терпела все эти годы. (Улыбается.) Ведь тренерская жизнь состояла из сплошных сборов. В советские времена я, например, проводил на сборах 24 дня — дома бывал всего шесть дней в месяц. Моя Валентина Николаевна сама не из спортсменок, но моё влияние на ней всё-таки сказалось: по сей день она у меня на лыжах ходит, регулярно занимается. Может до Дивногорска и обратно отправиться, это для неё совсем не расстояние, мы же живём в Студенческом городке, и лыжи здесь — первейшее спортивное средство.

Дочери, Маргарита и Лерочка, тоже отменные лыжницы, а ещё плаванием занимаются, выступают на соревнованиях за свои трудовые коллективы. Традицией для нас стали и общесемейные походы, посещение маминого дома на станции Минино. Как добираться до него на электричке, даже не знаем: летом — велосипед или кроссовая пробежка, а зимой, естественно, на лыжах — пятнадцать километров по лыжне, прекрасная прогулка.

А вот настоящего болельщика, верного приверженца какой-то одной команды, из меня, увы, так и не получилось. Ну как, например, мне болеть за регбистов — за “Енисей-СТМ” или “Красный Яр”, если все они мои хорошие знакомые. Поэтому болею и за воспитанников Серёжи Чупрова, ведь его супруга Женя — моя спортсменка-воспитанница. С не меньшим азартом переживаю и за выступления регбистов Саши Первухина. Одним словом, болельщик я без определённых пристрастий, чем, если честно, совсем не огорчён. (Улыбается.)

0
Комментарии (0)
Ориентир на универсиаду-2019

Ориентир на универсиаду-2019

Будущая чемпионка мира по спортивному ориентированию на лыжах начала заниматься этим видом спорта в пятом классе. Окончила Красноярский государственный...

Миргазов – покер, «Енисей» – десяток
Хоккей с мячом

Миргазов – покер, «Енисей» – десяток

В первом матче нового года хоккеисты «Енисея» принимали дома кемеровский «Кузбасс». Последний раз кемеровчане побеждали в Красноярске 13 лет...