Александр Репьях: «Без любви к хоккею ничего бы не было»


Александр Репьях: «Без любви к хоккею ничего бы не было»

Недавняя выездная серия игр в Казахстане получилась для “Сокола” не слишком удачной. Два поражения, но одно из них в овертайме. Это очко досрочно гарантировало крылатым выход в плей-офф ВХЛ.

По приезде команды домой корреспондент “СТАДИОНА” встретился с Александром Репьяхом, одним из немногих воспитанников красноярского хоккея, играющим за главный клуб края. Для самого Александра выход в плей-офф с родной командой уже второй в карьере.

— Выезд в Казахстан получился неоднозначным. С одной стороны, два поражения, с другой — очко, набранное в поединке с “Сарыаркой”, гарантировало “Соколу” место в плей-офф. Какими для тебя получились эти поединки?

— В Казахстане всегда тяжело играть: команды там сильные, мастеровитые. Неспроста они являются лидерами ВХЛ. Но, с другой стороны, противостоять таким соперникам очень интересно.

— Главной задачей на сезон было попасть в матчи на вылет. Вы с ней справились. А какова мотивация на оставшиеся матчи: будете их проводить с полным настроем или все мысли уже о плей-офф?

— У нас не просто стояла задача попасть в матчи на вылет, но и занять как можно более высокое место. Поэтому оставшиеся матчи очень важны. Доигрывать спустя рукава регулярный сезон мы точно не будем. В каждом поединке будем стараться выиграть.

— Ты в “Соколе” один из главных старожилов, знавал с командой разные времена, в основном неприятные, но и выход в плей-офф тоже был, правда с 16-го места и вылетом в первом круге. Очень многих удивил прорыв команды в этом сезоне, а как это видится изнутри? За счёт чего, на твой взгляд, наш клуб наконец-то стал радовать болельщиков и результатами, и игрой?

— У нас получилась в этом сезоне хорошая команда. И на льду, и вне льда. Мы общаемся — настоящий дружный коллектив, где все объединены одной цели. И результат, как говорится, налицо.

— Перед сезоном “Сокол” обновился кардинально: новый тренер, практически полная смена прежнего состава. Тебе быстро удалось найти общий язык с новичками?

— Достаточно быстро. Этому способствовало то, что все ребята оказались открытыми, общительными. Никто не проявлял каких-то недовольств, не выпячивал себя. Александр Николаевич Титов с первых дней стал очень многое делать, чтобы мы как можно быстрее сплотились, стали единым коллективом, его заслуга в хорошем выступлении команды огромна.

— Ты один из немногих воспитанников красноярского хоккея в составе “Сокола”, в прежние годы бывало и больше доморощенных игроков. Но вот той страсти и веры в себя до последних секунд, того куража, за счёт которых вы и вытаскиваете большинство, казалось бы, проигранных матчей, видно не было. Есть объяснения, почему иногородние хоккеисты с такой страстью бьются за Красноярск в этом сезоне и по какой причине этого не наблюдалось в прошлые годы?

— Не сказал бы, что в прежние годы было много доморощенных игроков — чуть больше, чем в этом сезоне. В основном все и так были иногородними. Мы, красноярцы, всегда выходили в форме “Сокола” с повышенной мотивацией. И я, и Виталий Евдокимов, и Артём Потылицин, и Андрюха Шепеленко, приехавший в прошлом году. Другое дело, что сейчас состав действительно усилился. Все ребята профессионалы, некоторые поигравшие в КХЛ, они приехали не номер отбывать, а выходить и биться за победу. Кто-то не хочет оставаться на уровне ВХЛ и стремится показать себя, подняться выше, кто-то просто не привык уступать и обладает психологией победителя. Чтобы попасть в сильнейшую лигу страны, нужно в каждом матче демонстрировать высокий уровень, по крайней мере стараться это сделать, а не просто выходить на лёд.

— А ты хочешь в КХЛ?

— Слукавил, если бы сказал, что нет. Уверен, что каждый игрок хочет расти и играть вместе с лучшими и против них.

— А предпочтения по клубам какие-то есть?

— Пока никаких. Все мысли о “Соколе” и о тех матчах, что нам предстоят.

— По ходу сезона “Сокол” был очень крут. Одно время возглавлял турнирную таблицу, долго держался в тройке, почему всё-таки опустились на границу первой восьмёрки?

— У нас перед новым годом случился спад, его причины мне непонятны. Сейчас пытаемся выправить ситуацию. У всех команд, даже самых сильных, бывают неудачные периоды: проигрываешь один матч, второй, третий, не получается переломить. Обычно первая же победа выводит из этого пике, и всё опять становится нормально.

— Игры идут одна за одной, сегодня проиграл или выиграл, а через день-два опять выходить на лёд. Ты тяжело переживаешь поражения? Или из-за того, что матчей так много, не зацикливаешься на них?

— Вообще надо уметь быстрее забывать проигрыши, настраиваться на следующие поединки. Ты ничего уже изменить не можешь: матч прошёл, хорошо он сложился или плохо — это прошлое, и, думая о нём, ты толком не подготовишься к следующей игре. Конечно, помогает, что игр много: можно быстро сделать правильные выводы из поражения и на следующий поединок выйти с должным настроем, стараясь не допустить ошибок, приведших к неудаче.

— Я смотрю, ты уже начал к плей-офф готовиться, бороду отпускаешь?

— Нет, пока не готовлюсь. Просто не успел побриться после Казахстана.

— А в плей-офф будешь бриться?

— Не буду.

— Соблюдаешь традиции, согласно которым большинство хоккеистов в плей-офф не бреются?

— Мне кажется, что их все соблюдают.

— Большинство, но не все, легендарный капитан Марк Мессье на каждую игру плей-офф Кубка Стэнли выходил чисто выбритым.

— То Мессье, а то мы. Думаю, в “Соколе” практически все не будут бриться. Конечно, борода играть в хоккей не поможет, но такое поверье традиция, её надо соблюдать.

— В этом году у тебя не так много заброшенных шайб, почему?

— Ненамного меньше, чем в прошлом сезоне. А впереди ещё четыре игры. Хотя моя роль несколько изменилась: чуть меньше по времени играю, больше внимания уделяю оборонительным действиям. Где-то не повезло, моменты верные не реализовал. Надо работать над этим.

— Весь сезон вратари “Сокола” во многих матчах творят чудеса.

— Это очень помогает. Когда чувствуешь стену за спиной, играешь гораздо увереннее, где-то можешь пойти на риск, да и в атаку легче бежится, и в обороне играется спокойнее: понимаешь, что даже если кто-то ошибётся, есть человек, который может исправить оплошность.

— Какой из сыгранных матчей этого сезона тебе больше всего запомнился и какая победа стала наиболее яркой по своей эмоциональности именно для тебя?

— На первом месте, конечно же, восточно-сибирское дерби с ангарским “Ермаком”. Мы всего раз выигрывали у Ангарска до этого, поэтому победа стала приятной и очень эмоциональной. Запомнились матчи с альметьевским “Нефтяником”, действующим чемпионом ВХЛ, такие встречи всегда стоят особняком.

— Удивился, увидев, сколько народу пришло поддержать вас на дерби с “Ермаком”?

— Удивился. На последние игры много болельщиков ходило, хотя столько не было, конечно. Матч был важный, принципиальный. Сложился очень интересно, с непредсказуемым сюжетом.

— Для тебя важно количество зрителей на трибунах, обращаешь на них внимание или полностью сконцентрирован на игре?

— Во время матча всегда чувствуешь поддержку болельщиков. Под рёв трибун играть гораздо лучше, чем при полупустой арене. Особенно когда тебя в атаку гонит весь стадион. Крылья вырастают. Даже если сил нет, играешь через не могу, и открываются новые ресурсы.

— Когда-нибудь представлял, что занимаешься не хоккеем, а чем-то другим?

— Даже не представляю. В детстве увлекали футбол и баскетбол, но это всё было несерьёзно, в основном во дворе играл.

— А сейчас посещаешь футбольные или баскетбольные матчи?

— Очень редко. Больше хочется дома посидеть, отдохнуть. Постоянные тренировки, разъезды, всё равно эмоциональная усталость накапливается.

— Ты весь в хоккее, по ночам игры не снятся?

— Бывает. Особенно после матчей, где что-то не получилось, или наоборот, после выигранных поединков. Снятся определённые моменты.

— Когда “Сокол” барахтался внизу турнирной таблицы и над ним не потешался только ленивый, как реагировал на всё это? Не было мыслей вообще махнуть рукой и всё бросить?

— Писали и говорили всякое, но если слушать всех, голова кругом пойдёт, ведь некоторые совсем в хоккее ничего не понимают. Но мыслей закончить не было никогда, ещё упорнее начинаешь работать, тренироваться. Заняли двадцатое место, но ведь это же не конец света. Надо развиваться, расти, и на следующий год получится лучше. Зацикливаться на неудачах нельзя. Будешь постоянно об этом думать, вообще ничего не получится.

— За выступлениями в КХЛ следишь?

— Да, по мере возможности.

— Кому симпатизируешь?

— На Западе я за питерский “СКА”, на Востоке нравится “Металлург” из Магнитогорска. Если они встретятся в решающем матче Кубка Гагарина, это будет финал моей мечты.

— У тебя в детстве был любимый хоккеист?

— В детстве не было, ни на кого похожим быть не хотел. Что касается дня сегодняшнего, то больше всех мне симпатична игра Александра Радулова. Нравится, как действуют Никита Кучеров и Евгений Малкин. Из иностранных игроков на первом месте для меня Сидни Кросби.

— Что должно произойти в плей-офф, чтобы ты был абсолютно доволен и собой, и сезоном.

— Плей-офф — это пик, к которому мы шли весь сезон. Какие ещё могут быть желания, кроме как выйти в финал и в итоге выиграть. Всегда надо ставить максимальные задачи. В плей-офф будет совсем другой хоккей, более быстрый и жёсткий. И настрой будет другим. От регулярки под конец усталость накапливается у всех, но в матчах на вылет её как рукой снимает.

— Интернет уверяет, что ты родился в Варшаве. Как-то не верится…

— Это глупость какая-то. Я родился и вырос в Красноярске, в Варшаве даже не был никогда. Кто-то запустил утку, остальные растиражировали.

— В хоккее во сколько лет оказался?

— В семь лет в школу пришли тренеры. Объявили о наборе в секцию. Я заинтересовался, и мама привела меня на тренировку. Занимались в старом “Соколе” на проспекте Металлургов. Другого места не было.

— Когда пришло осознание того, что в хоккее получается и он может стать твоей работой?

— Даже не знаю. По детству я сильно об этом не задумывался. Сначала кататься научился, шайбочкой владеть, клюшкой. Потом пошли детские чемпионаты Сибири и Дальнего Востока. Так вот потихоньку-помаленьку рос. А осознание, наверное, пришло, когда только в первую команду попал в 16 лет. Тогда начал задумываться, что вроде что-то получается. А в детстве и юношестве играл в своё удовольствие, с парнями по команде веселились.

— А сейчас тоже в удовольствие играешь? Любишь хоккей, как в детстве?

— Конечно! Без любви к хоккею вообще ничего бы не было — никаких успехов, никакой карьеры.

0
Комментарии (0)