Ольга Бибик: «У скорости другой менталитет»


Ольга Бибик: «У скорости другой менталитет»

В 1993 году на чемпионате мира по скалолазанию в австрийском Инсбруке на верхнюю ступеньку пьедестала почета поднялись два красноярских спортсмена – Владимир Нецветаев и Ольга Бибик. Они одержали победы в лазании на скорость, и это единственный случай, когда представители краевой школы скалолазания привезли два золота с одного чемпионата мира.

Впоследствии оба еще не раз будут завоевывать медали на международных стартах. Причем Нецветаев после тяжелой травмы перейдет в адаптивный спорт, а Ольга Бибик станет красноярским уникумом в самой молодой дисциплине скалолазания боулдеринг. На протяжении многих лет именно в боулдеринге Ольге покорялись вершины Кубков мира, а также чемпионатов мира и Европы.

Сейчас она уже – Ольга Николаевна, заслуженный тренер России. Но в 1993 году ей было всего лишь 16 с половиной лет…

Сейчас, с высоты мастерства и спортивного опыта, что скажете по поводу вероятности выиграть чемпионат мира в столь юном возрасте?

– На тот момент было много факторов, которые меня к этому привели. Во-первых, была очень хорошая подготовка. Во-вторых, в то время в лазании на скорость был не такой высокий уровень конкуренции. Иностранцы не очень серьезно относились к этой дисциплине, как сейчас. В России же, наоборот, скорость была хорошо развита. Все вместе и сказалось.

С каким настроем ехали в Инсбрук?

– Если честно, в том возрасте у меня не было какого-то серьезного отношения к спорту, оно появилось ближе к 25-ти годам. Чуть раньше, в 1992 году, я выиграло юношеское первенство мира в Швейцарии, которое впервые проводилось. Нам все было в новинку, мы не знали, как лазят спортсмены из других стран, поэтому что-то предполагать было невозможно. Мы просто выступали – и все.

Я, в принципе, была удивлена, что пробилась в финал. Потом, в процессе, поняла, что можно даже и в призы попасть. Ощущения были: «Вау, ничего себе! Оказывается, есть шанс выиграть!». Думаю, я в тот момент даже не осознавала, что стала чемпионкой мира. Для меня 16-летней не было особой разницы – чемпионат мира это или другой международный старт. Понимание пришло гораздо позже.

Если вы ничего не знали об иностранных спортсменах, то и ваше выступление стало для них сюрпризом?

– Конечно. Это сейчас мы знаем всех мировых звезд спорта, изучаем их биографии, достижения, можем обсуждать сильные и слабые стороны. А тогда не было ни Интернета, ни других источников информации. По сути, в тот момент, в начале 90-х, в России только начали появляться скалодромы. В Европе-то это началось гораздо раньше.

Но после того чемпионата мира я стала ездить по международным соревнованиям, выступала не только в скорости, но и в трудности, причем довольно успешно, попадала в десятку сильнейших. Сейчас это норма, когда в 16-17 лет ты соревнуешься на топ-уровне, тогда же чемпионами становились, как правило, спортсмены более старшего возраста. На меня стали обращать внимание иностранцы, задавали мне вопросы на английском: «Сколько мне лет? Как давно занимаюсь?». Я еще плохо знала язык, но пыталась общаться.

Помимо медали, что-то получили за победу?

– Дали большой кубок – он до сих пор у меня стоит. Еще денежный приз: если не ошибаюсь, две или три тысячи. Евро тогда не было, поэтому в местной валюте. Скорее всего, это были кроны. Конечно, для меня это были огромные деньги.

На что потратили, помните?

– Я купила видеоплеер! Тогда это было редкостью. На нем смотрела кассеты с записями с соревнований. Что-то из одежды еще, джинсы вроде бы. Часть отдала родителям.

В Инсбруке чемпионом мира в скорости стал Владимир Нецветаев, также красноярский спортсмен. Болели друг за друга?

– Мы в тот момент с ним хорошо дружили, потом много ездили на другие старты. На самом чемпионате, конечно, подбадривали друг друга, переживали, но не в момент выступления. Там мужчины и женщины стартовали одновременно, и в зоне изоляции мы не виделись.

В Красноярске вас как-то по-особенному встречали? Ведь это был единственный раз, когда красноярцы с чемпионата мира по скалолазанию привезли два золота.

– На самом деле, был еще 1997 год, когда мы красноярскими спортсменками занимали весь пьедестал почета в скорости: Таня Руйга стала первой, Ирина Зайцева – второй, я – третьей (на фото выше). Тоже такой исторический момент – было очень круто! Думаю, сейчас повторить такое нереально. Силами российских спортсменок можно, но не одного города.

Еще был чемпионат мира в Китае в 2009 году, когда у России – не у Красноярска, правда – оказалось два золото в боулдеринге, моей любимой дисциплине. Чемпионами стали Юлия Абрамчук и Алексей Рубцов. Я тогда тоже выступала, стала первой не попавшей во все финалы. То есть, в боулдеринге, допустим, шесть человек попадают в финал, а я – седьмая. Конечно, было дико обидно. Но этого хватило, чтобы занять второе место в многоборье.

Что касается приезда с чемпионата мира, то в 1993 году я такого особо не помню. Да, была позже встреча в администрации с мэром города. Но фанфар точно не было! Хотя очень хочется, чтобы нас так встречали. Потому что смотрю на другие виды, как спортсменов из других видов спорта встречают в аэропорту – а нас только родители!

Но тогда скалолазание не было олимпийским видом спорта, и внимания нам большого не уделяли. Надеюсь, в следующем году Олимпиада все-таки пройдет, и о скалолазании люди узнают чуть-чуть больше. Действительно, информации не так много в прессе, и не все знают, что это за вид спорта. Очень хочется, чтобы в телевизоре скалолазание больше показывали.

Какое значение в вашей спортивной карьере сыграла та победа?

– Как я уже сказала, сначала я не воспринимала это серьезно. Хотя именно за тот чемпионат мира мне присвоили мастера спорта международного класса. Правда, я довольно прохладно отношусь ко всем спортивным званиям, никогда не ставила себе целью достигнуть именно их. Это все само приходило, впрочем, как и все победы.

Никогда не ставила себе и глобальных задач. Один раз только такое случилось, когда три года подряд в боулдеринге в общем зачете Кубка мира становилась второй. И меня это задело. Захотелось ножкой топнуть и наконец-то стать первой! Включились амбиции, и я тогда подумала, что сделаю все возможное, чтобы выиграть. И получилось: в 2006 году я этот Кубок завоевала, и для меня это событие стало самым ярким в спортивной карьере.

Даже чемпионаты мира или победа на чемпионате Европы в боулдеринге были какими-то мимолетными по сравнению с этим. Наверное, потому что глобальной цели их выиграть я не ставила. Все это было просто результатом труда и тренировочного процесса. Хотя все баллы, в результате которых присваиваются звания, идут как раз за чемпионаты. И я сейчас объясняю своим спортсменам, что к главным стартам нужно относиться более серьезно. А мне тогда это не очень было понятно.

Если лазание на скорость является исконно нашим видом, а в боулдеринге конкуренция гораздо выше, то почему-то все-таки переключились на этот вид?

– Боулдеринг, как соревновательная дисциплина, в международном формате появился только в конце 90-х. Хотя на российском уровне я выступала в этой дисциплине еще на детских стартах. И когда его включили в программу Кубка мира и чемпионатов, я поняла, что могу достичь в нем высоких результатов. По крайней мере, лучших, чем в лазании на трудность, которое у меня не шло. На скалах трудность мне нравится, а вот на соревнованиях – нет. Наверное, потому что там есть только одна попытка.

А в боулдеринге на каждой трассе можно сделать несколько попыток за выделенное количество времени. И это не так психологически напрягает. В боулдеринге сам тренировочный процесс очень интересный – гораздо интереснее, чем в лазании на скорость, например.

Скорость сейчас очень пересекается, наверное, даже больше с легкой атлетикой. Этот вид не совсем похож на истинное скалолазание, если честно. Он предполагает однотипную цикличную нагрузку, много работы с грузами. И в скорости совсем другой менталитет.

Если сравнить спортсменов – скоростников с боулдерингистами и трудниками – то это совершенно разные люди: и физиологически, и по мышлению. Сказала бы даже, что это разные виды спорта. А я по своему складу больше отношусь к классическому скалолазанию.

Хотя сейчас, как тренеру, мне, безусловно, необходимо работать и со спортсменами-скоростниками, именно в этой дисциплине у российских спортсменов сейчас больше всего медалей на международной арене.

0
Комментарии (0)