Орест Сундуков: “В октябре приезжали англичане и не поверили, что наше поле — натуральное”


Орест Сундуков: “В октябре приезжали англичане и не поверили, что наше поле — натуральное”

При просмотре крупных спортивных событий, которые проводятся на травяных полях, сразу бросается в глаза состояние газона. Идеальный газон — это изумрудная поляна без щербинки и сучка, и ею хочется любоваться до бесконечности. Но такой вид — лишь вершина айсберга под названием “спортивное поле”, а всю работу по его обустройству делают профильные специалисты — агрономы.

Нашим собеседником стал Орест Сундуков — известный в прошлом футболист, хоккеист и управленец, который сейчас отвечает за состояние поля на стадионе “Красный Яр”. Газон на улице Маерчака считается одним из самых лучших в Красноярске и Сибири, и во многом это заслуга Ореста Викторовича, которого в регбийном клубе по-простому зовут дядей Саней.

“У тебя тут мама работала”

Первое поле на месте нынешнего “Красного Яра” появилось ещё в пятидесятые годы — тогда здесь хозяйничал комбайновый завод, и по инициативе его руководства был построен небольшой стадиончик для рабочих. Нельзя сказать, что место было выбрано удачно: вокруг текли несколько речушек, и большая влажность способствовала быстрому заболачиванию территории. Пришлось серьёзно постараться, чтобы поле не превратилось в кашу и на нём можно было проводить соревнования. Орест Викторович рассказывает: всё делала его мама, которая стала первым директором стадиона.

Позже на том месте был футбольный стадион “Торпедо”, а в середине нулевых годов его отдали регбистам. Тогда же в клуб пришёл Сундуков, которому поручили следить за полем. До этого он работал начальником стадиона “Рассвет”, где тоже росла натуральная трава.

— В своё время, наигравшись на плохих полях, я понял, что так нельзя, — рассказывает Орест Викторович. — Для людей надо делать хорошо и качественно. На старом поле дети шишек набьют, родители придут и скажут: “Да к чёрту ваш спорт, мы ребёнка на пианино отдадим!” А если хорошее поле, то на нём и играть приятно, и смотреть на него тоже.

При этом Сундуков признаётся: идти на новое место работы не хотел. Его уговорили железным аргументом. “Нащупали слабое место: мол, у тебя тут мама работала, и брат начинал играть. Я подумал и согласился”, — вспоминает Орест Викторович.

Ингредиенты с умом

После перехода в “Красный Яр” специалисту пришлось серьёзно попотеть над газоном. Время не пощадило ни траву, ни дренажную систему, поэтому восстановление поля заняло долгое время. Заменив дренаж, Сундуков засеял территорию травой, которая сформировала спортивный газон только через три года.На этой основе теперь держится всё поле “Яра”. Конечно, за ним нужен постоянный уход, иначе изумрудная зелёная трава приобретёт менее привлекательный оттенок. Для этого придуманы специальные технологии, которые помогают агроному в работе.

— Всё дело в правильных ингредиентах, которые надо использовать с умом, — отмечает Орест Викторович. — Вот положено столько-то земли засыпать — значит, засыплем именно столько. Нужны удобрения — положим. Поливать надо вовремя, сорняки убирать, плесень вытравливать. Ещё есть аэрация, пескование и другие технологии.

Поскольку спортивное поле предназначено не для любования, а для игры, то требования к нему жёстче. Особенно смотрят на корневую систему: от неё зависит, как газон переживёт нагрузку. А она бывает очень большой, тем более в регби, где тридцать тяжёлых мужчин бегают в шипованных бутсах.

— Здесь корни залегают на глубину до 12 сантиметров, что позволяет выдержать большое давление, — поясняет Сундуков. — После каждой тренировки или игры я прохожу всё поле, смотрю, прощупываю неровности. Может, где-то кусок газона вылетел — значит, подсею туда травы или дёрном заложу. За неделю рана затягивается.

Конечно, бывают тяжёлые матчи в осеннюю дождливую погоду, когда регбисты буквально вспахивают газон. В некоторых случаях, рассказывает агроном, может испортиться до тридцати процентов поверхности поля. Тогда приходится чуть ли не ночевать на стадионе, чтобы восстановить газон.

Выдавить одуванчики

По своей структуре спортивное поле серьёзно отличается от обычной лужайки. По сути, это большой пирог: в его основание идёт подложка, защищающая от подземных вод, затем песок, земля, перегной, и всю эту конструкцию украшает трава. Вернее, набор трав, который заказывается отдельно.

— Я смотрю на погоду, благо что сейчас есть долгосрочные прогнозы, — подчёркивает Сундуков. — Допустим, обещают сухое лето, и под него нужен один набор трав. Когда льют дожди и поле быстрее изнашивается, я использую быстрорастущие сорта, которые стягивают выбитые места за несколько дней. Одна трава даёт крепкий корень, другая — красивый вид, третья выдерживает нагрузки, а четвёртая всех их связывает в единое целое.

Конкретные названия Орест Викторович не раскрывает — говорит, профессиональная тайна. Но свойства каждого сорта ему хорошо известны. Отдельной строкой расходов идёт трава, которая вытесняет сорняки — увы, они часто докучают агрономам и в сельском хозяйстве, и в спортивном.

— Мы ухаживаем за полем, а вдоль заборов у нас одуванчики растут, — рассказывает Сундуков. — Ветер дунул — семена разлетелись. И используется специальный сорт травы, которая выдавливает эти одуванчики. Но иногда их бывает очень много, и тогда приходится чистить поле по нескольку раз в месяц.

Но вырастить газон — полдела. Нужен ещё и скос, иначе спортсмены утонут в высокой траве. Здесь используются нормативы, которые установлены вышестоящими структурами — к примеру, “Красный Яр” опирается на данные из Федерации регби России.

— Поле мы прокашиваем примерно два-три раза в неделю, — поясняет агроном. — Трава хорошо растёт после удобрений, которые мы тоже используем в комплексе. После покоса газон теряет вид, и его нужно подсеять, чтобы вернуть красоту.На краю поля есть небольшой квадрат, который является для Сундукова настоящей головной болью. В давние времена там стоял дизельный компрессор, и это повлияло на качество земли, которая в жаркую погоду сильно высыхает, и трава погибает. Здесь в ход идут хитрости: после удаления засохших растений агроном заливает квадрат водой, формируя искусственное болото. Вода уходит в глубину, за счёт чего новая трава сможет пережить жару с наименьшими потерями.

Лёд как линза

Поскольку Красноярск — город в суровой Сибири, морозами здесь никого не удивишь. Но холодная погода негативно влияет на качество газона. Чтобы его сохранить, специалисты используют различные ухищрения.

— Мы стрижём траву с запасом, чтобы её длина была чуть больше игрового минимума, — поясняет Орест Викторович. — В октябре снег упал два-три раза, мы его прикатали, и он сформировал подушку. Под ней газону тепло, и никакие морозы ему не страшны. Есть одна сторона, которая сильнее выдувается, поэтому там оставляем больше снега. Раньше на “Яре” заливался каток, но сейчас такое не практикуется.

В таком спящем режиме поле живёт до марта. Затем рабочие убирают подтаявший снег и очищают территорию. Но и здесь могут таиться неприятности.

— Самое страшное, что может быть весной, — мартовская оттепель, — признаётся Сундуков. — Сначала солнышко светит, на улице тепло, а потом как ударит мороз! Поле покрывается ледяной корочкой, которая действует как линза, и вся трава выгорает и преет. Тогда приходится расчищать лёд и подсыпать чернозёмом, чтобы земля быстрее оттаяла, а в траве не завелась плесень.

В идеале каждый стадион с натуральным покрытием нужно раз в пять лет закрывать на реконструкцию. Со временем поле проседает, и его нужно поднимать до оптимальной высоты. Из-за большой загруженности основной команды “Красный Яр” не может себе позволить подобные карантины, но специалисты не унывают.

— Ежегодно до начала холодов я хожу по полю и всё вымеряю по верёвке, — рассказывает агроном. — Если вижу, что какое-то место просело, то подсыпаю туда земли. Мелкими слоями по полтора-два сантиметра выравниваю всю территорию. Хотя полностью ровной её не назовёшь — скорее, она напоминает крышу дома. Уклон в середине поля — два-три градуса. За счёт этого дождевая вода уходит в стороны и застаивается на поле, а сильные ливни не размывают траву. Поэтому у нас нет ни луж, ни грязи.

Без извести

Спортивное поле — не только трава и ворота. Разные игры требуют свою разметку, которая наносится на поверхность газона. Казалось бы, дело нехитрое, но даже в нём есть свои тонкости.

В основе разметки лежит специальная смесь, состоящая из горячей воды, белой эмульсионной краски и мела. Смешав ингредиенты в определённой пропорции, агроном заправляет машинку для разметки и выезжает на поле. Все линии рисуются строго по спортивным нормативам.

— Опять же многое зависит от погоды, — отмечает Орест Сундуков. — Если жарко, то можно положить поменьше мела, а в дождь его нужно больше, чтобы разметка не теряла свой блеск.

Раньше на стадионах использовалась гашёная известь, но сейчас от неё повсеместно отказываются. Причина — большой вред траве, которая жухнет и теряет изумрудность.

— Известь напрочь сжигает траву и при этом не разлагается, — поясняет специалист. — Со временем образуется бугорок, который некрасиво смотрится и мешает спортсменам. На старом ДОКе такое было, на “Строителе”, который сейчас “Здоровым миром” именуется... Хорошо, что от этого отказались. Новые смеси из краски и мела не вредят траве.

Голубь — враг поля

Основные враги газона — сорняки, о которых говорилось ранее. Но есть ещё один неприятель, который докучает хранителям спортивных полей. Речь идёт о птицах, которые норовят отобедать только что посеянными семенами.

— Летом сильно мешают голуби, — признаётся Сундуков. — Причём они действуют хитро: когда я подсыпаю песок или перегной, они не летят, но как только в ход идут семена — всё, стая тут как тут! У них ещё свои разведчики есть, которые сначала выясняют, что я там на поле насыпал, а потом уже зовут остальных. Умная птица!

С голубями на “Яре” боролись всеми силами. Дошло до того, что на стадионные репродукторы вывели звук летящего коршуна, чтобы напугать непрошенных гостей. Метод помог, но ненадолго: по словам Ореста Викторовича, спустя несколько дней голуби поняли, что их пытаются обмануть, и вернулись к кормушке.

Птицы достают и зимой. Снежная подушка очень нравится воронам и сорокам, которые прячут туда свои трофеи — в основном кости и всякий мусор с ближайших помоек. С наступлением тепла работники стадиона собирают “клад” буквально вёдрами.

— Вот так и живём. Зимой кар-кар, летом гули-гули, — смеётся Сундуков.

“Спасибо, дядь Саня!”

Несмотря на все сложности, газон “Красного Яра” радует глаз своей чистотой и порядком. На это обратили внимание даже иностранные регбисты.

— Несколько лет назад к нам в октябре приезжали англичане, — вспоминает Орест Викторович. — Увидели наше поле и не поверили, что оно натуральное! Говорят: “Что за трава, искусственная?” Я аж завёлся! “Вы совсем, что ли?! Это настоящий газон!” Один из них встал на колени, потрогал траву и чуть ли за голову не схватился: “Как в Сибири можно делать такое поле, да ещё и в такую погоду?!” Но я их понимаю. У них климат более мягкий, морозов зимой почти не бывает, плюс большая влажность — получается парниковый эффект. У нас, конечно, погода жёстче.

У Сундукова нет специального агрономического образования. Все азы полеустройства он постигал сам, с помощью проб и ошибок. За годы работы на “Рассвете” и в “Красном Яре” он полностью овладел этим делом.

— Мне помогли опыт футболиста и самостоятельное изучение вопроса, — говорит Орест Викторович. — И ещё один хороший пример в лице Мичурина, который не имел образования, но прославился как научный деятель. Я перечитал кучу зарубежных книжек, изучал опыт Канады, Швеции, Ирландии, Исландии — всех тех стран, где климат совпадает с нашим. В той же Исландии кругом снег лежит, а поля зелёные, и на них в футбол играют. Ну как такое реально? А я хочу, чтобы наши дети и взрослые занимались в хороших условиях. До сих пор помню, как мы раньше на каменистых полях играли в кожаных бутсах. Побегаешь, а потом спишь с ногами в тазике, потому что кровавые мозоли натёр...

На “Красном Яре” иногда возникает чувство, будто находишься в лесу на опушке. По полю прыгают трясогузки, щебечут кузнечики, и даже грибы растут — Сундуков поясняет, что это верный признак хороших условий.

Сейчас Орест Викторович уже на пенсии, но продолжает трудиться для себя. К сожалению, несколько лет назад он потерял сына и очень тяжело переживал его смерть. Чтобы отвлечься, Сундуков полностью ушёл в работу.

— Пацаны выходят на поле, играют, а потом подходят и говорят: “Спасибо, дядь Саня!”, — признаётся агроном. — И приятно мне становится. Значит, не зря стараюсь.

Согласно рекомендациям World Rugby, натуральное поле для регби должно иметь одноцветный вид без ямок и кочек. Газон состоит из песка, просеянного и смешанного с плодородным слоем. Для создания зелёного слоя используются высококачественные семена луговых трав, при этом процентное соотношение подбирается с учётом климатических условий и состава почвы.

В регбийной Премьер-лиге натуральное поле находится в распоряжении 9 из 10 клубов. Единственная команда, которая играет на искусственном покрытии, — казанская “Стрела”.

1
Комментарии (0)
Упорные сражения

Упорные сражения

Первенство России по регби среди юниоров до 20 лет, прошедшее в Сочи, получилось очень интересным: почти все матчи были...

Перемена ролей

Перемена ролей

Регбийные болельщики с тревогой и надеждой ждали этого дня. С тревогой – потому что была вероятность того, что матч...

Красноярскому финалу быть!

Красноярскому финалу быть!

Противостояние «Красного Яра» и «Стрелы» началось еще до стартового свистка полуфинального матча Кубка России в Казани.

Не хватило последней атаки
Баскетбол

Не хватило последней атаки

Стартовый матч чемпионата России ЖБК «Енисей» провел 7 октября. Тогда в эпической битве с МБА красноярские баскетболистки вырвали победу...

Такие разные таймы
Хоккей с мячом

Такие разные таймы

В своем первом выездном матче нынешнего чемпионата страны хоккеисты «Енисея» сыграли с мурманским «Мурманом». Поскольку северяне не успели подготовить...