Илья Бочков: “Перемен не люблю. Хотелось бы остаться в Красноярске”


Илья Бочков: “Перемен не люблю. Хотелось бы остаться в Красноярске”

Один из столпов обороны “Сокола” Илья Бочков вошёл в число хоккеистов, усиливших “Рысей” перед плей-офф.

В отличие от молодых партнёров за спиной Ильи были длинная карьера и титул чемпиона ВХЛ. Однако к его мотивации и игре не возникло никаких вопросов. Бочков сражался на льду, не жалея себя, и внёс огромный вклад в завоевание “Рысями” Кубка Федерации. Сейчас Илья в отпуске в родном Саратове, однако он нашёл время для беседы об этом двойственном сезоне.

— Сезон получился длинным. От хоккея не устали?

— Не устал. Пару дней вот дома посидел, и уже на лёд тянет. У меня так каждое межсезонье. Кто-то неделю и больше даже не думает о хоккее, а я наоборот. Организм за столько лет привык к нагрузкам и просит их. Я бы вообще со льда не уходил круглый год.

— Кубок Федерации с “Красноярскими рысями” не первый трофей в вашей карьере. Вы же и в основной ВХЛ побеждали с “Торосом”. Если сравнить эмоции от победы тогда и сейчас, есть разница?

— Эмоции от успеха всегда примерно одинаковы, особенно когда трофей выигрываешь. Чувствуешь большую радость, которую ни с чем не сравнить.

— Вы в “Рысях” были одним из самых опытных игроков. Старше только капитан Роман Смирнов. Как строилось общение с молодыми игроками, учитывая, что вы присоединились к команде только в плей-офф?

— Мы же всё равно по ходу сезона пересекались, общались. В команде все были на равных. В игре и раздевалке такого нет, что кто-то выше, кто-то ниже. И в быту парни молодые с уважением относились. Если я что-то говорил, даже на повышенных тонах, прислушивались.

— Вполне объяснимо, что молодые игроки, барражировавшие по ходу сезона между “Соколом” и “Рысями”, бились в плей-офф изо всех сил. Но меня лично удивило, как играли вы и Алексей Князев. Не думал, что в лиге рангом ниже будет такая самоотдача от железных хоккеистов основы “Сокола”. Если бы тренером “Рысей” был не Анатолий Степанов, ваш бывший партнёр по “Торосу”, а другой специалист, согласились бы сыграть в ВХЛ-Б?

— Конечно. И играл бы точно с таким же настроем. Если дашь слабину, сам себе потом не простишь. Хоккейный бог всё видит. Если ты не отдаёшься игре полностью, действуешь спустя рукава, он тебя наказывает.

— Чем отличается хоккей в ВХЛ и ВХЛ-Б?

— Отличия есть в физике, скорости мышления, качестве исполнения. В ВХЛ уровень повыше, но я бы не сказал, что прямо пропасть между этими лигами.

— Хоть один из нападающих соперника поставил перед вами лично по ходу плей-офф нерешаемые задачи?

— Таковых не было. Трудно было, но нерешаемых задач не припомню.

— На мой взгляд, самой интересной и напряжённой стала полуфинальная серия с “Динамо-Алтаем”. А для вас какой оппонент был наиболее сложным?

— Соглашусь насчёт “Динамо”. Хотя в плей-офф лёгких игр не бывает, несмотря на счёт того или иного матча. А с Барнаулом было очень тяжело. Тем более я только после травмы вернулся. Особенно трудным выдался третий матч, когда мы сравняли счёт менее чем за секунду до сирены об окончании третьего периода.

— То спасение действительно получилось фантастическим. Что чувствовалось тогда на льду? Вбрасывание в зоне соперника, до сирены девять секунд. Верили в победу в тот момент?

— Верить всегда нужно. Тогда такая ситуация складывалась, что надо было выйти на этот решающий отрезок с холодной головой. Выиграть вбрасывание и доставить шайбу к воротам соперника. Причём сделать всё это максимально быстро. Я получил пас на синей линии, бросил, Никита Томилов добил. Всё получилось.

— В вашей карьере случались ранее подобные вещи, когда спасаешься менее чем за секунду, а потом выигрываешь в овертайме?

— Секунд за 15 удавалось отыгрываться, а такое случилось в первый раз.

— На мой взгляд, этот матч стал переломным. Не отыгрались бы “Рыси” тогда, всё могло продлиться до седьмого поединка в Барнауле, и кто знает, как бы там всё закончилось.

— Согласен. Матч действительно стал переломным. Та победа воодушевила ребят. Все до единого поняли, что нам многое по силам.

— Вы же родились в Саратове, путь в хоккее начинали именно в “Кристалле”. Каково это было играть в финале с родным клубом?

— Во-первых, я порадовался, что “Кристалл” прошёл в финал. Во-вторых, было приятно выйти на лёд в Саратове, болельщики встретили очень тепло, спасибо им за это. Пришлось, конечно, их огорчить, но это спорт — кто-то выигрывает, кто-то проигрывает.

— Первый финальный матч. После стартового периода счёт 0:3. Что было в раздевалке?

— Пришли в раздевалку молча. Присутствовала подавленность. Я думаю, все в тот момент прокручивали в головах то, что произошло в первом периоде, и пытались понять, как это случилось и что делать дальше. Особого общения не было. Опытные ребята покричали, конечно. Потом зашёл Анатолий Александрович. Зная эмоциональность нашего главного тренера, ожидал, что сейчас всё по раздевалке залетает. Но прошло очень спокойно. Степанов просто сказал: “Просыпайтесь и играйте в свой хоккей”.

— Предположу, что такое неожиданное спокойствие всегда сверхэмоционального Степанова подействовало на команду лучше любых криков?

— Думаю, да, это сыграло свою роль.

— Со Степановым вы вместе играли в “Торосе”. Непривычно было выходить на лёд под руководством бывшего партнёра?

— В быту мы, конечно, на ты. Но в “Рысях” всё было чётко. Он — главный тренер, я — игрок. Никакого панибратства. Внимательно слушал главного тренера и старался выполнять все его указания от и до.

— Что почувствовали сразу после сирены решающего матча финальной серии?

— Тяжело передать, какие были ощущения. Радость, конечно, присутствовала. За молодых партнёров в первую очередь. Они ещё в начале своего хоккейного пути, а уже выиграли трофей. А в раздевалке одолела усталость, все эмоции на льду остались, накатила пустота, провалился в себя, в общем.

— Победу с размахом отметили? Режим нарушили?

— Чуть-чуть посидели. А режим мы в победной раздевалке все нарушили, когда шампанское из кубка пили.

— Эта победа скрасила неудачное выступление “Сокола”?

— Немного скрасила. Порадовались, конечно, но осадочек от результата “Сокола” остался.

— Ваш второй сезон в составе красноярского клуба получился сумасшедшим. Карантин, переносы встреч, обернувшиеся потом тяжелейшими пятиматчевыми сериями в гостях. Более тяжёлый чемпионат в карьере припомните?

— Пожалуй, нет. Тяжелее этого сезона ничего не припоминается. Карантин, конечно, многое изменил в худшую сторону. Некоторые ребята переболели коронавирусом. Тяжело потом было заново вкатываться в сезон. Почти месяц ничего не делали, а надо выходить и бегать как ни в чём не бывало.

— Оказал ли карантин решающее негативное воздействие на итоговый результат “Сокола”?

— Именно так сказать не могу, что именно из-за карантина мы не попали в плей-офф. Но своё чёрное дело он сделал, конечно.

— По ходу чемпионата команда пережила смену рулевого. Это всегда болезненно. А тут ещё и совершенно разные по характеру и темпераменту специалисты — Владислав Хромых и Андрей Никишов. Быстро ли привыкли к требованиям нового главного тренера?

— Андрей Вячеславович всегда был рядом с командой, присутствовал на тренировках, с хоккеистами общался. Лично я разительных отличий не заметил.

— Сразу после назначения Никишова “Сокол” выдал победную серию, и тогда казалось, что плей-офф уж точно никуда не денется. Вы для себя нашли ответ на вопрос, что сломалось далее и почему красноярцы остались без матчей на вылет?

— Сложный вопрос. Сначала действительно всё складывалось хорошо. Побеждали чаще, чем проигрывали, а затем что-то пошло не так. Конкретные причины этого я вряд ли сейчас смогу назвать.

— “Сокол” на протяжении многих сезонов уверенно проходил в плей-офф. На ваш взгляд, это красноярцы сыграли хуже, чем раньше, или уровень ВХЛ вырос?

— Считаю, что уровень ВХЛ растёт с каждым годом. А что касается нашей игры — недоработали в каких-то компонентах, отсюда и такой результат. Слишком много взвалили на первое звено, а одной пятёркой выигрывать тяжело.

— Контракт с “Соколом” заканчивается 30 апреля. Что дальше? Останетесь в Красноярске?

— Прямо сейчас ничего конкретного сказать не могу. Хотелось бы остаться, жду предложения. Здесь меня всё устраивает. Город понравился, команда и атмосфера в ней очень хорошие, прекрасные болельщики, которые нас поддерживают в любой ситуации.

— Вы не из тех хоккеистов, кто бегает каждый сезон из команды в команду. Выступали всего в трёх клубах — “Кристалле”, “Торосе” и “Соколе” — за 15 лет карьеры. Не любите перемен?

— Не люблю. Если тренер доверяет, если регулярно играешь и в быту всё устраивает, зачем что-то менять. Причины предыдущих переходов разные. В “Торосе” оказался, потому что хотелось попробовать себя на более высоком уровне. Отыграл там шесть сезонов. Потом в Нефтекамске решили провести смену поколений, обкатывать молодёжь для “Салавата Юлаева”, поступило предложение из Красноярска, которое я с удовольствием принял.

— Почему хоккей?

— Папа привёл, выбора особого не было. Мне понравилось. Отец смотрит матчи, звонит после игр. Где-то хвалит, где-то критикует. Но самый дотошный болельщик в семье — бабушка. Она вообще в курсе всего. Даже мою статистику ведёт по каждой игре.

— Кстати о статистике. Практически все сезоны были ровными за исключением одного. В чемпионате 2016/17 годов вы набрали 27 очков в 44 матчах, ни до, ни после такого и близко не было. Как так получилось?

— Звено хорошее собралось. Все отдавали, все забивали. В большинстве часто выходили. Стас Голованов, сейчас тренер “Тороса” по физподготовке, тогда стал лучшим бомбардиром ВХЛ. Я в паре с Теряевым играл, а тройка нападения Голованов — Гордеев — Черкасов. Хорошо понимали друг друга, всегда на атаку были нацелены, поэтому и набрал столько очков.

— В чемпионском сезоне “Тороса” у вас также хорошие показатели. Чем он запомнился?

— Я тогда во всех парах поиграл. До смены тренера выходил в третьем и четвёртом звеньях. Потом пришёл Константин Полозов, он уже выпускал меня в первой и второй пятёрках. Обычно, меняя по ходу сезона тренера, команды чемпионство не выигрывают. Но тогда всё сложилось.

— С “Соколом” перелётов было гораздо больше, чем в прежних клубах. Как чувствовали себя?

— В первый сезон было очень тяжело. Во втором уже адаптировался. Самое сложное — смена часовых поясов. Когда прилетаешь в Красноярск из Москвы, первое время будто в прострации находишься.

— Что кроме хоккея есть в вашей жизни?

— В приставку люблю поиграть, побегать, пострелять. Почитать могу. Не скажу, что много. Но когда попадается интересная книга, читаю с удовольствием.

— Если не хоккей, то что?

— Даже не задумывался об этом. Наверное, как у всех. Учёба, потом работа. Возможно, стал бы архитектором. Скорее всего, жизнь складывалась не так интересно, как в хоккее, да и сам бы был более серьёзным. Я люблю эту игру. Никогда не жалел, что выбрал такой путь. Радость от поднятого над головой трофея сложно с чем-то сравнить. Но есть один период, когда, я думаю, у каждого хоккеиста появляются мысли всё бросить, — это начало предсезонных сборов, сумасшедшие нагрузки, всё тело болит. Но затем втягиваешься, и нормально.

— Вы всю карьеру провели в ВХЛ. Был шанс попасть в КХЛ?

— Ездил на просмотр в “Витязь” из Чехова и в хабаровский “Амур”, но закрепиться не удалось. Тогда расстроился, конечно. Переваривал в себе, что и когда сделал не так. Разница между ВХЛ и КХЛ заметна. При этом не у всех ребят из КХЛ получается ярко проявить себя в нашей лиге.

— Вам 31 год. Ещё играть и играть. Но карьера когда-нибудь закончится. Для себя установили какой-то предел?

— Временных рамок не ставлю. Буду до последнего долбить, пока есть желание, силы и спрос.

Досье

Илья Бочков
Хоккеист, защитник.Дата и место рождения: родился 10 декабря 1989 года в Саратове.Карьера: играл за первую и вторую команды саратовского “Кристалла”, “Торос” (Нефтекамск). Перед сезоном 2019/20 подписал контракт с красноярским “Соколом”. Сезон 2020/21 завершал в “Красноярских рысях”.
Достижения: обладатель Кубка Братины (ВХЛ) 2014/15 в составе “Тороса”. Обладатель Кубка Федерации (ВХЛ-Б) 2020/21 в составе “Красноярских рысей”.

0
Комментарии (0)
А бензин кончился...

А бензин кончился...

В заключительном матче домашней серии красноярский «Сокол» сыграл дома с челябинским «Челметом». До этого матча обе команды имели в...