Владимир Петроковский: "Было впечатление, что я в темной комнате смотрю большой телевизор"


Владимир Петроковский: "Было впечатление, что я в темной комнате смотрю большой телевизор"

Для баскетбольного «Енисея» сезон сложился довольно непросто: ковид, бесконечные травмы и лишь редкие случаи, когда все игроки одновременно находились в оптимальной форме.

Мы поговорили с директором клуба Владимиром Петроковским, окрестившим минувший сезон «сумасшедшим», обсудили выступление в Единой лиге, влияние последствий ковида на команду, подбор игроков на новый сезон, финал Лиги чемпионов с участием экс-звезд «Енисея» и узнали, следит ли он за своими игроками в «Инстаграме».

– Владимир Владимирович, оцените завершившийся непростой сезон с точки зрения результата и игры, которую показала команда.

– Конечно, мы рассчитывали на другой результат, но получилось то, что получилось. Скажу, что команда периодически показывала добротный баскетбол. К сожалению, не всегда нам везло. А в плане результата, думаю, что в тех обстоятельствах, в которых мы оказались в этом сезоне, это практически максимум, который мы могли показать. Конечно же, никого это не устраивает, в первую очередь, самих игроков. Все рассчитывали попасть в плей-офф Единой лиги ВТБ. Внешние факторы, с которыми столкнулась команда, оказались выше наших сил.

– Главный соперник «Енисея» по итогам нынешнего сезона – пандемия?

– Не столько сама пандемия, сколько ее последствия. Очень большая нагрузка выпала на медицинский штаб. Да, игроки относительно легко перенесли само заболевание, но последствия оказались долгоиграющими. Как после хорошего вина есть послевкусие, так и после ковида появились осложнения, которые не позволяли тренироваться и быть в оптимальной форме.

– Болельщики заметили, что даже, несмотря на корониварус, у игроков в этом сезоне было больше травм по сравнению с предыдущими.

– Медицинский штаб это связывает с последствиями коронавируса. Глобально результат игры у нас зависит от небольшого количества баскетболистов. Когда кто-то из них получает травму, нагрузка распределяется на других. Это ведёт к тому, что где-то наступает перегруз, что опять приводит к микротравмам. В этом сезоне подготовка команды была скомкана из-за того, что Красноярск намного позже снял ограничения, начал подготовку позже других. К тренировочному процессу мы смогли приступить только с 10 августа. Я знаю, что некоторые клубы уже в июне имели возможность посещать спортзалы.

В этом году у нас получилось три операции. По этому показателю мы, наверное, поставили для себя рекорд. Сезон очень тяжелый и совсем не показательный. На сегодняшний момент у нас есть определенная наработанная база, и наш медицинский штаб теперь лучше вооружен. При подготовке к новому сезону, конечно, будет учтён опыт пережитого.

«Лучше больше летать, но постоянно быть в игре. Больше игр – больше шанс победить».

– В этом сезоне команда участвовала только в Единой лиге, еврокубков не было. Этот фактор больше положительно или отрицательно влияет на команду? С одной стороны, больше времени на подготовку, с другой поддержание игрового тонуса.

– Мы, конечно, сознательно пошли на неучастие команды в еврокубках. Решение надо было принимать в июне, а мы все сидели под замками, и никто не понимал, что будет. Поэтому и для мужчин, и для женщин приняли решение – постараться хотя бы поучаствовать в чемпионатах страны. Взять опыт той же женской команды, у них там было все скомкано карантинными пузырями и игры начались по сути с января. Неучастие в еврокубках – это, конечно, большой минус, в первую очередь для игроков и для их соревновательного тонуса. Одно дело – тренировки, и ты получаешь более щадящий график, но с учетом окон под сборные, нечетным количеством команд, это не очень хорошо. В итоге бывает 10-дневный перерыв между матчами, команда теряет игровой тонус, получается не совсем ритмичный календарь.

Понятно, что из-за еврокубков команда очень много времени проводит в самолетах, что влечет усталость и повышает риск травмы. Но мы – самая восточная команда лиги, надо с этим мириться. В конце сезона разговаривали с тренерами мужской и женской команды и пришли к мнению, что лучше больше летать, но постоянно быть в игре. Больше игр – больше шанс победить, и команды легче держать в тонусе. А если команда терпит поражение, игроки гоняют неприятные мысли в голове еще 10-12 дней после этого, и рождается определенная неуверенность.

«Сегодня спорт – это не про то, насколько ты готов физически или технически».

– Для болельщиков неучастие в еврокубках тоже не совсем хорошо.

– Да, за последние лет десять «Енисей» привозил в себе практически все европейские страны. Баскетболистам и болельщикам теперь не надо рассказывать, что такое «Енисей», в этом смысле мы заработали положительную репутацию. Мы стараемся, чтобы в нашем зале было тепло и уютно, чтобы город принимал всех желающих спортсменов и болельщиков.

На мой взгляд, сегодня спорт – это не про то, как ты готов физически или технически, потому что все в основном готовятся в одних и тех же графиках, одна и та же интенсивность, все пользуются скаутинговыми сервисами, видеоразборами и прочее. Здесь уже на первое место выходит психологическая уверенность в своих действиях и моральная готовность. Когда мы 2-3 матча играем с грандами, где у нас не сильно большие шансы победить, и если эти встречи проиграны, то игроки попадают в психологическую яму, из которой никакими разговорами и уговорами не вытащить. На словах они могут говорить: «Да все нормально, мы понимаем», но по сути только победа позволяет им получить необходимую уверенность. Психология победителей очень важна, в этом сезоне нам в 2-3 играх как раз не хватило этой уверенности.

– Можете привести пример одного такого матча?

– Та же игра в Краснодаре, где мы проигрывали больше 15 очков, но смогли вернуться в игру, и лишь одно неправильно принятое решение перечеркнуло шансы на победу. Хотя все мы понимаем, что игроки обеих команд за матч делают около 15 ошибок, и задача свести их к минимуму. Эти неправильно принятые решения как раз зависят от психологической уверенности, если сомнения хотя бы на один процент – это приводит к ошибкам.

«По сравнению с нами в Испании или Франции более благоприятный климат, легионерам тяжело быть «декабристами».

– Еще за две игры до конца регулярки «Енисей» объявил о продлении контракта с главным тренером Драженом Анзуловичем. Почему решили продлить контракт со специалистом и объявить об этом еще до конца сезона?

– Решение принималось довольно легко. Я считаю, что это один из самых сильных специалистов в истории клуба, который когда-либо работал с командой. В первый год, когда он пришел, мы на домашней арене обыграли ЦСКА. Ситуацию этого сезона очень тяжело брать в расчет, у клуба не было возможности подписать тех, кого хотел тренер. С одной стороны, так сложилась селекция, с другой – не совсем были финансово готовы к запросам некоторых игроков. Какие-то игроки получили хорошие предложения из Европы, и мы не смогли конкурировать по жизненным условиям. Понятно, что в Испании или Франции более благоприятные климатические условия, и в этой ситуации легионерам тяжело быть «декабристами».

Анзулович еще очень много может дать «Енисею», в том числе благодаря ему некоторые игроки смогли сделать качественный шаг вперед в этом сезоне. В конце чемпионата многие подошли к тренеру и поблагодарили за работу и помощь в игре. Новую для себя роль попробовал Михаил Кулагин. В предыдущей команде он был выходящим на замену. Здесь же мы надеялись, что он возьмет на себя роль человека, определяющего рисунок и стиль игры. Его результативность привела к тому, что он является кандидатом в сборную на олимпийский отбор. Надеюсь, что этот сезон работы с Анзуловичем поможет в развитии его карьеры, а он поможет сборной попасть на Олимпиаду.

Почему объявили еще за две игры до конца регулярки? Это нормальная практика, чтобы в конце сезона успокоить тренера, дать ему уверенность, которая ретранслировалась бы на игроков. Мы определились с курсом и начинаем строить новую команду. Очень надеюсь, что следующий сезон будет для нас намного успешнее. Но одну проблему мы не можем спрогнозировать – это ситуация с пандемией, которая еще никуда не ушла.

– В социальных сетях некоторая часть болельщиков клуба не поддержала решение о продлении контракта с Анзуловичем. Вы можете понять такую реакцию и ее причины?

– Могу сказать, сколько людей, столько и мнений. Я всегда открыт для общения, мы проводили пресс-конференцию после сезона, и никто из болельщиков недовольства не выказывал. Говорить о том, что только тренер виноват в таком результате, я не могу. Когда все наши игроки были в тонусе, мы показывали добротные игры. По тренировочному процессу, подходу к играм и ведению матчей я не могу предъявить глобальных претензий и не разделяю мнению, что тренер себя исчерпал. Очень надеюсь, что в следующем сезоне мнение болельщиков, недовольных работой тренера, поменяется.

«Тренеры просмотрели уже около тысячи игроков, и каждый день мне на почту приходит минимум четыре-пять имен».

– После продления контракта с тренером вы подчеркнули, что в ближайшие дни наметите для себя круг интересующих игроков и определитесь с концепцией команды. Что-то уже удалось успеть сделать?

– Круг-то чертится очень просто. Понятно, что из нашего ограниченного бюджета мы пытаемся выжать максимум. Я думаю, что тренеры просмотрели уже около тысячи игроков, и каждый день мне на почту приходит минимум 4-5 имен. Мы в плотной дискуссии обсуждаем, каждый высказывает свое мнение о том или ином кандидате. Пока рано говорить о подписании контрактов, потому что сезоны еще идут. Но при этом я ежедневно общаюсь с агентами, чтобы понимать, будет ли баскетболист рассматривать Красноярск или нет.

В первую очередь, конечно, вопрос по российским игрокам. Потому что успех команды будет зависеть и от того, насколько россияне смогут поддержать набор очков, и как будут отрабатывать в защите. Взять анализ прошлых лет, мы ждем, чтобы у нас один-два россиянина выстрелили и показали свой лучший сезон, тогда картина и складывается. Я думаю, что с конца мая – начала июня пойдет массированная работа по выстраиванию команды и подписанию контрактов.

«Игроки понимают, что переехав в Сибирь, они не пропадают с мирового обозрения и все равно остаются в баскетбольной европейской тусовке».

– В потенциальном списке есть игроки Суперлиги? Насколько пристально следите за этим турниром?

– Перед сезоном мы договорились с тренерским штабом, что они будут мониторить Суперлигу, полностью за ней следить и отслеживать определенных игроков. Сейчас уже на этот счет у нас есть мысли и разговоры. Планируем одного-двух человек взять к себе в команду и будем стараться, чтобы они сделали новый шаг в карьере. К сожалению, на ведущих ролях в Суперлиге все равно игроки, прошедшие Единую лигу. Например, один из лучших подбирающих – Максим Кривошеев (32 года, выступал за «Енисей» с 2012 по 2014 гг. – прим. ред). Конечно же, все топ-клубы, играющие в лиге ВТБ, мечтают видеть Суперлигу как турнир, где на ведущих ролях будут одни молодые игроки. Особенно если взять за пример НБА и фарм-лигу. Но российские команды решают турнирные задачи и тяжело выигрывать, имея лишь молодежь в составе. Все равно нужны опытные «дядьки», которые уже проходили игровые жернова и имеют дух победителя.

Мы получаем информацию об игроках – боится тот или иной баскетболист принимать решения, какие у него человеческие качества и так далее. Но по опыту могу сказать, что у игроков Суперлиги на адаптацию в Единой лиге уходит от трех до шести месяцев. Здесь в некоторых командах играют звезды, мы видим, что экс-игрок ЦСКА Майк Джеймс хорошо показывает себя в НБА. Соответственно конкуренция в разы возрастает, как и должна расти скорость принятия решений.

По селекции мы соперничаем не только с российскими клубами, но и со всей Европой. Однако мы все равно пытаемся конкурировать и показывать, что вариант с «Енисеем» предпочтительнее, чем условно переход в среднюю команду немецкого чемпионата. Еврокубки в этом смысле, безусловно, важны. Игроки понимают, что переехав в Сибирь, они не пропадают с мирового обозрения и все равно остаются в баскетбольной европейской тусовке.

«Сегодня по силе мы можем поспорить с чемпионатами Франции и Германии. С их середняками у нас плюс-минус одинаковые бюджеты».

– На игроков из каких национальных чемпионатов больше обращаете внимание при подборе новичков? Или специфика страны здесь не имеет значения, и больше сосредотачиваетесь конкретно на амплуа?

– Конечно, имеет значение. Мы понимаем, что баскетболиста, выступающего в чемпионате Испании, подписать невозможно. Шансы равны нулю, я бы даже сказал, в минусовой позиции. Испанские клубы богаты, а их национальный чемпионат считается одним из сильнейших в Европе. Если брать Евролигу, в «Финале четырех» играет «Барселона», в Еврокубке испанский клуб дошел до полуфинала, в Лиге чемпионов в четвертьфинале участвовали три испанские команды.

Если говорить о конкурентах, то сейчас «Енисею» уже будет тяжело соперничать с турецкими командами. Минимум у половины клубов турецкой лиги бюджет гораздо больше чем у нас. Но раньше нашим преимуществом было участие в еврокубках, а у Турции – климатические условия, сейчас конкурировать все сложнее. Например, наши легионеры Тони Тейлор и Ди Джей Кеннеди перебрались в турецкую команду. Сегодня по силе мы можем поспорить с чемпионатами Франции, Германии, Польши. Думаю, что с их середняками у нас плюс-минус одинаковые бюджеты.

«Когда в финале Лиги чемпионов встречаются твои друзья – Тони Тейлор и Алекс Рэнфро – очень тяжело отдать кому-то предпочтение».

– Вы упомянули «экс-енисеевцев» Тейлора и Кеннеди, которые в этом сезоне в составе турецкой «Каршияки» стали финалистами Лиги чемпионов, но уступили испанскому «Мирафлоресу». С какими ощущениями наблюдали за финалом, учитывая, что в составе испанцев играл и хорошо знакомый красноярцам Алекс Рэнфро?

– Для меня здесь была очень тяжелая «вилка». Я в большей степени переживал за вышедший в четвертьфинал «Нижний Новгород». Очень хотелось, чтобы они прошли в финал, а может и даже выиграли кубок. Знаю, сколько усилий, времени и нервов потребовалось клубу, чтобы организовать у себя решающие матчи Лиги чемпионов. Очень рад, что эту часть турнира провели в России, считаю, у нас не так много баскетбольных праздников. Так что в первой игре переживал за нижегородцев, а когда дело подошло к финалу, то было непросто. И с Тони Тейлором, и с Алексом Рэнфро мы расстались друзьями. Когда после ухода из «Енисея» Рэнфро вернулся в Россию и выступал за «Зенит», мы при встрече обнялись и очень тепло пообщались. Он меня познакомил и со своей супругой. Поэтому, когда твои друзья играют друг против друга – особенно тяжело было кому- то отдать предпочтение.

Все-таки считаю, что основным игроком, принесшим победу испанцам, стал именно Алекс Рэнфро. К сожалению, его не признали MVP, хотя, по моему понимаю баскетбола, как раз он-то и сделал результат. Для меня лучшим игроком является не тот, кто набрал больше всех очков. Рэнфро сделал четыре важнейших подбора в нападении, которые перечеркнули все шансы «Каршияки» на золото. Рэнфро – очень спокойный, скромный человек. Мне очень нравится, что он именно играет в баскетбол, а не просто выполняет свою работу. Это спорт, здесь без куража нельзя, у Алекса и Тони Тейлора это есть.

«Мы с сидели с Тейлором у меня в кабинете, он сказал, что в «Енисее» ему кайфово, но затем показал предложение из Турции, и я сразу ответил – езжай».

– Нет желания присмотреться к ним снова и вернуть их в «Енисей», или их сегодняшние контракты настолько космос, что даже думать об этом не нужно?

– Для нас их сегодняшние контракты – космос. Игрок такого плана всегда будет иметь спрос. К сожалению, их себе мы не можем позволить. Это, как минимум, раза в два больше, чем мы можем себе позволить. Я, конечно, не знаю детали их сегодняшних контрактов, но, когда мы сидели с Тони Тейлором у меня в кабинете, и он сказал, что в «Енисее» ему кайфово, и в клубе все нравится, но затем показал предложение от турецкого «Банвита», я сразу ответил: «езжай». От нас он уехал на контракт в 2,5 раза больше, чем у него был. Тогда «Енисей» показал идеальный сезон, и в краснодарский «Локомотив-Кубань» от нас уехал Фрэнк Элегар на зарплату в три раза больше.

Это же касается и российских игроков, того же Влада Трушкина, получившего у нас шанс шагнуть из Суперлиги вперед в карьере. Он – настоящий фанат тренировочного процесса – как 1 августа зашел в спортзал, так 1 мая оттуда и вышел. Человек отработал у нас на 150%, а затем подписал с топ-клубом Единой лиги, по нашим меркам, просто сумасшедший контракт. То же самое Денис Захаров, пришедший к нам в 2015 году. После одного сезона у нас он захотел перейти в топ-клуб. Олег Окулов, тогда еще главный тренер «Енисея», призывал Дениса не торопиться и провести еще сезон в красноярской команде, а затем уйти на повышение уже в другом статусе. Но тогда был соблазн перейти в большой клуб, а затем тренер в «Локо» поменялся и Денис перестал получать достаточно игрового времени. Когда он вернулся к нам, ему заново пришлось приобретать психологическую уверенность. А поработав год с Драженом Анзуловичем, уже в другом состоянии отправился в «Зенит».

Тяжело было отказаться от такого контракта, это сильно большой соблазн. Можно сказать, мол, «здесь я буду играть за идею», но все мы люди, и все понимаем. Очень рад, что он продолжает прогрессировать. Могу сказать, что практически после каждой игры Захаров звонит Анзуловичу и постоянно спрашивает его мнение. Когда мы были на предсезонных товарищеских играх, Денис приезжал к нам в гостиницу, и они с тренером много общались.

Конечно, если я сейчас скажу тренерскому штабу, давайте снова подпишем Тони Тейлора, они сразу закончат поиск кандидата. При этом у всех есть одна и та же проблема, не связанная со сметой клуба. Я хорошо общаюсь с представителями ЦСКА и «Химок», и они говорят, что тоже не могут найти игрока. Потому что, подписывая условного Иванова, ты заведомо должен быть уверен, что он выдаст у тебя свой лучший сезон. Поэтому количество нулей в контракте не зависит от того, стрельнет игрок или не стрельнет. Просто мы соревнуемся за игроков с одними клубами, а ЦСКА – с «Реалом», «Барселоной» и другими. И точно также у игрока могут лежать предложения от ЦСКА и «Барселоны», и Москва может не быть приоритетом с ее трафиком, перелетами, перемещениями и, в сравнении с Испанией, тем же климатом. Глобально у топов такие же проблемы как у нас, только на другом уровне.

«Хотелось бы, чтобы Трушкин и Захаров получали больше игрового времени, но в Евролиге над тренером висит дамоклов меч».

– Вы упомянули Трушкина и Захарова. У вас нет сожаления, когда видите, что игроки «Енисея» уходят в топ-клубы и получают сильно меньше игрового времени? Тот же Павел Сергеев в казанском «УНИКСе».

– Павел, наверное, не совсем корректный пример. Все-таки игрок уже возрастной. Я всегда очень спокойно отношусь, когда люди в районе 30 лет подписывают контракт в топ-клубе. Тот же Сергеев заработал себе имя и работал для того, чтобы его подписали в топ-клуб как опытного игрока для выполнения определенных функций. «УНИКС» поставил себе большую задачу, и понятно, что у него не будет того количества времени, которое Павлу хотелось бы. Я рад, что во взрослом возрасте он получил хороший контракт и можно говорить о достойном завершении спортивной карьеры, здесь я спокоен.

Хотелось бы, чтобы и Трушкин, и Захаров получали больше игрового времени, но мы должны понимать, что в Евролиге над тренером висит дамоклов меч. «Зенит» мечтал попасть в Евролигу, потом прорвался в плей-офф, где играл с «Барселоной». В этой ситуации тренеру тяжело заниматься развитием игроков, здесь уже куй железо, пока горячо.

Так что, в этом процессе я ничего плохого не вижу. Надеюсь, что российские игроки, которые будут выступать за «Енисей», воспользуются выданным им шансом и тоже отправятся на повышение. В этом сезоне у меня с двумя игроками был нелицеприятный разговор на тему того, что они попали в команду Единой лиги, и у них все хорошо. То есть уже на психологическом уровне они посчитали – «зачем мне насиловать себя, мне и так хорошо». С такими людьми смысла дальше работать нет. Мы должны донести до игроков свое желание, чтобы они пробили этот потолок и стремились уйти в топовую команду. Получится уйти или нет – это другой вопрос, но если у него есть стремление, значит останавливаться в развитии он не будет. Задача игрока понять, что мы можем дать удочку и научить ловить, а дальше, если ты хочешь – давай. Но кто-то успокаивается уже на этапе выдачи удочки.  

«Тяжело выделять кого-то в этом сумасшедшем сезоне. Я рад, что все «докатили» до конца в определенном здравии».  

– Кем из игроков команды в этом сезоне вы были приятно удивлены в плане развития, а от кого наоборот ожидали большего?

– В этом сезоне в плане развития очень тяжело кого-то выделять. Я себя поймал на мысли, что на первом месте у меня в голове в течение чемпионата стояли вопросы, как решать проблемы команды в связи с пандемией, а не сам спорт. В клубе 90 с лишним спортсменов, игроков и тренеров и все в одном зале. Главная команда переболела, затем начали болеть девчонки, юниоры. Все друг с другом взаимодействуют. Тяжело выделять кого-то в этом сумасшедшем сезоне. Я рад, что все «докатили» до конца в определенном здравии, что у Ивана Викторова успешно прошла операция, и он в конце сезона подключился к команде. Можно сказать, что некоторые игроки провели сезон ниже своих реальных возможностей, но причин здесь много.      

– Домашнее поражение с «Калевом» в заключительном туре – самое обидное в сезоне или из-за отсутствия шансов на плей-офф восприняли это спокойнее?

– Да нет, конечно. Все равно я останусь при своем мнении: самое обидное поражение в сезоне для меня лично – это игра в Химках. Считаю, там команда сделала все, что могла и даже больше.

Но, к сожалению, третьи силы отняли у нас шанс попробовать победить. Что касается поражения «Калеву», то ни у той, ни у другой команды турнирной мотивации уже не было. Да, было желание порадовать наших болельщиков. Я всегда боялся, что, когда глобальная турнирная составляющая отсутствует, это приводит к потере концентрации и ненужным травмам. С этого, в принципе, и начали матч, когда основной игрок «Калева» растянулся по паркету на ровном месте, думали, что он порвал себе мышцы и не встанет. Но потом человек разыгрался и феерил во второй половине, к чему мы были уже не готовы.  

– Какие задачи ставите на следующий сезон перед командой? Ждать болельщикам участия клуба в еврокубках?

– У нас цели одни: можно отшутиться, что мы начинаем предсезонную подготовку с целью выиграть чемпионат. Главные задачи разбиваем на маленькие составляющие. Нужно сделать все, чтобы команда попала в плей-офф Единой лиги и постаралась вернуть себе право играть в Европе.

Честно сказать, за результаты женской команды в этом сезоне я переживал больше. Но надо отдать девчонкам должное, приятно удивили, подтвердив свое право выступать в еврокубках. В наступающем сезоне они будут представлять Красноярск на европейской арене. В женской лиге тоже произошли изменения, добавится как минимум команда Самары. Конкуренция за плей-офф будет очень жесткой, потому что многие значительно увеличили свои сметы. Также московское «Динамо» сейчас будет совершенно другой командой, Самара подписала хороших игроков. Посмотрим, как мы сможем выступить на российской и европейской арене.  

«Складывалось впечатление, что передо мной поставили экран размером 28 на 15, и я один в темной комнате смотрю этот телевизор».

– Когда болельщики вернулись на трибуны, насколько сильно, по-вашему, это сказалось на качестве игры команды? В условиях строгой пандемии действительно не хватало трибун или игроки настолько сконцентрированы, что не замечают царящей вокруг атмосферы?

– Безусловно, когда ты играешь в своем зале, болельщики активны и тебя поддерживают. Мы как раз говорим о тех крыльях, которые помогают. Хорошо, если это действительно искренняя поддержка, но радоваться и поддерживать, когда команда выигрывает, легче, игроки и так на подъеме. Когда клуб проигрывает два-три мачта подряд, игрокам нужен эмоциональный допинг в виде поддержки трибун. Тогда они верят в себя и начинают творить чуть больше, чем могут.

Играть в пустом зале – морально убивает. Не могу сказать за баскетболистов, но, когда играли без болельщиков, даже я, стоя за скамейкой запасных, чувствовал себя дискомфортно, как будто находишься в вакууме и не понимаешь, что происходит. У меня складывалось впечатление, что передо мной поставили большой экран размером 28 на 15 метров, и я один в темной-темной комнате смотрю этот немой телевизор. Спорт без болельщиков – это утопия, все мы понимаем. Но есть форс-мажорные обстоятельства, и эти меры были правильные. На тот момент другого решения себе и представить было нельзя. Может, пройдет 10 лет, и по этому вопросу уже будет куча наработок, и можно будет сказать, что мы что-то делали неправильно, но задним умом все крепки.

Не завидую властям, которые принимали такие непопулярные решения, которые кому-то не нравились и кого-то раздражали. Я – руководитель организации, в которой работает около 100 человек. Когда у нас здесь началось полыхание, мы 24 на 7 сходили с ума и думали, как уберечь людей. Доктор мужской команды сам болел короновирусом, но все равно постоянно обзванивал всех игроков и работал в круглосуточном режиме. Я бы и в страшном сне не хотел еще раз переживать что-то подобное в этой жизни.

«Говорю игрокам – чуваки, это ваша зарплата. Хочешь – обманывай, но это все видно по щелчку пальцев».

– Наступает время межсезонья. Следите за игроками команды в социальных сетях? Бывали случаи, когда в том же «Инстаграме» баскетболисты публиковали кадры с тренировок, а на деле вы видите, что человек все-таки предпочитал хорошо отдохнуть.

– «Пандемия соцсетей» меня не коснулась, я не глобальный сторонник этого. Следить за игроками смысла нет, у нас есть свои «шпионы» (улыбается). Все же сразу понятно в первые три дня выхода из отпуска. Всем игрокам, которые нам были интересны в прошлом сезоне, мы раздали тренировочные планы. Но мы пытаемся их приучить к тому, что они профессионалы и сами должны следить за собой. Я им всегда говорю: «чуваки, это ваша зарплата. Хочешь – обманывай, но все это видно по щелчку пальцев». Иногда по некоторым игрокам и визуально можно понять – он приезжает, и ты понимаешь, что человек хорошо отдыхал. Конечно, нельзя забывать, что у тебя отпуск. Нужно потратить какое-то время и деньги, чтобы, например, подлечить свое колено и так далее.

Но сейчас игроки начинают подходить к этому более ответственно. У некоторых наоборот случаются перегибы. Настолько уже начинают «прислушиваться» к своему здоровью, что внушают себе что-то, и приходится отговаривать: «не надо тебе эти конкретные витамины брать, иди уже спокойно возьми кусок сала, съешь и свободен». Но потихоньку из года в год профессионализм игроков все равно повышается.

0
Комментарии (0)
Под знаком карантина

Под знаком карантина

Сезон завершился для мужского и женского “Енисея” привычно рано. Этот результат вряд ли можно назвать удовлетворительным, но если взять...