Константин Майоров: "У нас амбициозный коллектив. Это интересно”


Константин Майоров: "У нас амбициозный коллектив. Это интересно”

Центрфорвард “Сокола” о начале сезона, семье и критике.

Приобретение Константина Майорова потенциально видится главным усилением красноярской команды на этот сезон. Опытнейший форвард поиграл на уровне ВХЛ и КХЛ, заработав себе имя и авторитет. Кажется, что именно такого игрока не хватало сибирякам для сбалансированности состава. Мы встретились с Майоровым по ходу дебютной домашней серии “крылатых” сразу после победы над “Нефтяником”. Константин забросил первую в сезоне шайбу в ворота клуба из родного города.

— Матч с “Нефтяником” получился очень хорошим и для всей команды, и для тебя лично. С какими эмоциями выходил на лёд?

— С сугубо положительными. В Альметьевске я начинал жизнь в хоккее, играл за “Нефтяник”, потом против него. Никакой дополнительной мотивации не было, настраивался, как и на любой другой поединок. Раньше определённый азарт Альметьевск вызывал, а сейчас, кто бы ни был в соперниках, хочется просто выиграть.

— Ты забросил в этом матче свою первую шайбу в сезоне. Именно она, на мой взгляд, окончательно погасила веру “Нефтяника” в то, что игру можно перевернуть. То, что не забивал четыре игры подряд, давило?

— Сейчас уже есть опыт. Исходя из него, я знаю, что сезон для меня обычно начинается подобным образом, затем вкатываюсь и играю более результативно. Поэтому не давило, а мотивировало скорее. Когда не забиваешь, начинаешь анализировать, почему не получается, и работать ещё больше. Первая шайба придала эмоций, это правда. Но я бы не сказал, что она что-то глобально изменила, я как играл на полной отдаче, так и продолжу.

— Почему выбрал “Сокол”?

— Разговаривал с директором, с главным тренером. Павла Николаевича Десяткова знал, конечно, но лично с ним не работал, а вот с Александром Геннадьевичем Нестеровым пересекались. Это сыграло важную роль. Плюс слышал много хорошего про Красноярск. Здесь амбициозная команда, много молодёжи, это всегда интересно.

— Как с молодыми общение проходит? Ветераном себя не чувствуешь?

— Я иной раз в паспорт смотрю и не верю, что мне 33. В душе возраст совершенно другой. По крайней мере, на лёд выхожу с таким же желанием, как и лет десять назад. Есть небольшие отличия во вкусах, музыку разную любим к примеру. А так коллектив очень дружный, со всеми нахожу точки соприкосновения.

— Сразу после твоего перехода директор клуба говорил, что Костя Майоров выведет второе звено на новый уровень. Такое чёткое понимание своей нужности и доверие руководства и тренерского штаба стали основополагающей причиной переезда в Красноярск?

— Конечно. Это проще, когда чётко объясняют твою роль. Но я понимаю, что нужно доказывать свою нужность и в тренировках, и в играх. Чуть успокоишься — и вот ты уже в третьем звене, а может, и вообще ни в каком. Мне неважно, куда меня поставят, всё равно должен работать на командный результат.

— “Сокол” начал с двух поражений. Понятно, что вам противостояли очень сильные команды — чемпион и полуфиналист прошлого сезона. И всё же уныния не было?

— Соперники действительно были сильные, но заранее им проигрывать никто не собирался. Выглядели неплохо, шансы были и с “Югрой”, и с “Рубином”. Что-то не получилось, где-то не повезло. Мы не унывали, наоборот, хотели победить как можно скорее. В начале сезона совершенно не важно, какие соперники, все примерно на одном уровне, с любым тяжело. Здесь главное быстрее выиграть.

— Матч со “Звездой” стал поворотным. Она одержала три победы подряд, и вдруг 1:4. Как так получилось?

— Начинали-то мы тоже тяжело с ней: нервы, удаление. Но постепенно вкатились, все четыре звена отработали, забили хорошие голы. Молодой Алексей Кривченков дубль сделал. Качественная игра, выполнили тренерское задание и приобрели уверенность.

— Сейчас сыграны два матча из четырёх в домашней серии. Вы одержали две победы, пусть и не без проблем, как сохранить набранный ход?

— Не терять концентрацию и выполнять тренерское задание от и до. Звучит банально, но других рецептов нет. Вот с “Ижсталью” всё складывалось хорошо, уверенно вели и сами себе создали проблемы. С “Нефтяником” тоже были неудачные моменты. Понятно, что без ошибок никак, но их нужно стараться минимизировать.

— У “Сокола” в предыдущие два сезона была огромная проблема. Первое звено выделялось, но, если его закрывали, тащить команду было некому. Понятно, что сыграно совсем мало, однако во всех победных поединках забивали разные звенья. На твой взгляд, в этом сезоне удастся избежать подобного дисбаланса?

— Будем стараться. На самом деле такая проблема есть практически у всех клубов ВХЛ. Что касается нас, то коллектив хороший. Молодёжь показывает свой уровень, состав ровный. Есть звено-забойщик, остальные должны его поддерживать. Не хочу загадывать, но надеюсь, что по ходу сезона будут все звенья себя проявлять.

— Ты играл в командах, где иная задача, кроме первого места, не рассматривалась. У “Сокола” всё гораздо прозаичнее: попасть в плей-офф, а там как пойдёт. Но мне не верится, что сами игроки нацеливаются просто на вхождение число первых 16 клубов.

— Конечно, никто в коллективе так не рассуждает, что попадём в плей-офф и молодцы. Все спортсмены максималисты, где бы они не играли. Мы всё равно будем идти к наивысшему результату. Не получится — другой разговор. Опять же скажу банальность, но стоит задача — прогрессировать и бороться за победу в каждом матче. Не хочется говорить громких слов, но все в “Соколе” стремятся к высокой цели.

— Закончим по “Соколу”. Давай вспомним Альметьевск, 1995 год. Почему маленький Костя Майоров пошёл в хоккей?

— Я много секций попробовал, но не цепляло. А в хоккей отвела мама. Она у меня мастер спорта по художественной гимнастике, работала в спорткомплексе, как-то предложила попробовать. Ну я и попробовал. С первой тренировки зацепило. Хотя даже льда не было. Мы ОФП в зале занимались, но зацепило же. А когда первый раз на коньки встал, два шага сделал и упал. До сих пор шрам на подбородке. Больно, неприятно, поревёл чуть-чуть в одиночестве, а на следующий день пошёл на тренировку. До катка пять минут пешком было, я один ходил в любую погоду. Дождь, снег, неважно — бежал играть в хоккей.

— Ты уехал из дома в 14 лет в Тольятти. Как принималось в семье такое решение?

— Меня туда пригласил тренер Виктор Николаевич Степанец. Я играл за “Нефтяник”, часто с Тольятти пересекались. Сразу согласился. Мне хотелось расти, повышать уровень. Хотя нет, не так. В 14 лет об этом не думал. Просто хотел играть в более сильной команде, чаще забивать и выигрывать. Мама переживала, конечно: как так, сына в 14 лет в другой город отпустить. Но чувства особо не показывала. Спросила: “Поедешь?” Я ответил: “Да”. Впоследствии оказалось, что решение правильное. В Тольятти познакомился с будущей женой, сын там родился. А дочка — в Пензе, когда в “Дизеле” играл. Этот город стал для меня родным. Мы и сейчас там живём. Конечно, у профессионального спортсмена дом там, где он играет, семья всегда рядом. Но в межсезонье возвращаемся в Тольятти.

— Ты женился в 21 год. Ну рано же? Или нет?

— Я считаю, что если любишь человека, то неважно, в каком возрасте вы поженились. Когда Карину встретил, сразу понял, что нашёл свою вторую половинку, и никто другой мне не нужен. Как тогда был счастлив, так и сейчас. Жизнь хоккеиста состоит из разъездов. Первое время ей было тяжело. Но она ведь знала, чем я занимаюсь. Поддерживала меня всегда в любой ситуации, так же как и я её.

— Сыну три года. Он понимает, что папа хоккеист?

— Конечно. Он и на игры ходит, в раздевалку его беру. Смотрит, ему интересно. На коньки пока не ставил. Но очень скоро это произойдёт.

— Я думаю другого пути, кроме хоккея, у него нет. Тем более с такой фамилией.

— Я бы очень хотел, чтобы он стал хоккеистом. Но главное — это его желание. Выберет такой путь, во всём помогу и поддержу.

— Кстати о фамилии: ну никуда от неё не деться. Для отечественного хоккея братья Майоровы — это легенды. Много было шуток в связи с этим, особенно в детстве?

— Да. Подколов хватало. Третьим братом называли и тому подобное, но всегда по-доброму.

— Ты в “Ладе” играл в Суперлиге, потом в первом сезоне КХЛ, а затем попал в ВХЛ. Тогда вторую по силе лигу называли “кладбищем погибших кораблей”, болотом, лигой ветеранов и так далее. Какой ВХЛ была тогда изнутри?

— Огромное число опытных мастеров. Нас в “Нефтянике” трое молодых всего играло. Не могу сказать, что присутствовала прямо дедовщина, но всё было очень строго. Мужики на жизнь зарабатывают, им семьи кормить. А если проиграют из-за выкрутасов молодого, то не надо объяснять, какая была реакция. Это же будто ты у них деньги из кармана вытащил. Скорости ниже, чем сейчас, значительно, всё-таки лимит на возрастных хоккеистов и большое количество молодёжи изменили ВХЛ. Но и тогда было интересно. Играли медленнее, зато мастеровитых игроков хватало.

— Режимили тогда или отдыхали так, что гостиницы дрожали?

— По-разному. Это же как в жизни. Кто-то режимит, кто-то немного себе позволяет, кто-то чуть больше. Прямо-таки лютого треша не было. На меня это особо не влияло, своя голова на плечах имелась.

— Ты один из немногих, кто вернулся из той ВХЛ в КХЛ. Два сезона провёл в “Югре”, а затем опять оказался во второй по силе лиге в Тольятти. Вопрос такой. Когда выступаешь на самом высоком в стране уровне, а затем откатываешься назад, сохраняется ли страсть к хоккею или он становится обычно работой, за которую платят?

— На самом деле это тяжёлый психологический момент. Он для меня прошёл проще по ряду причин. Мы были всей семьёй в Тольятти, супруга беременна вторым ребёнком, это счастье отвлекало от плохих хоккейных мыслей. Пригласили в “Ладу”, опять же повезло, что не пришлось никуда уезжать, вернулся через десять лет в свой первый профессиональный клуб. Что касается страсти, то она никуда не делась. Я люблю хоккей, кайфую от него так же, как и в детстве.

— За то время, что ты в него играешь, правила значительно изменились. Если раньше, к примеру, никто в отбор не вступал без зацепа клюшкой, то сейчас сразу удаление.

— Хоккей развивается, меняется. Правила усовершенствуют в пользу атаки. Какие-то сразу работают, некоторые мне не по нраву. Но я игрок, обязан подстраиваться.

— Наверное, самым лютым бредом было правило выброса шайбы. Когда его только ввели, то удаляли, если человек выходит один на один с вратарём и бросает выше ворот в заградительную сетку. Потом скорректировали, что выбрасывать за пределы площадки нельзя только из своей зоны.

— Это да. От такого правила голова кругом шла, хорошо, что быстро одумались. Я считаю, можно и многое другое поправить. Сейчас становится меньше борьбы. Силовые приёмы отданы на усмотрение судьи, а они тоже люди и могут ошибаться. Нужен единый стандарт. Бывает, твоих лупят безнаказанно, а ты отвечаешь и сразу на скамейку штрафников.

— Не могу не вспомнить плей-офф 2018 года. В Красноярске гремела Универсиада, и “Сокол” отправили в Тольятти играть всю серию в гостях. “Лада”, где ты капитанил, была не просто фаворитом этого противостояния, но и одним из главных претендентов на чемпионство. Всё закончилось проходом “крылатых”. Как так вышло?

— Недооценки не было. Мы тогда в регулярке с “Соколом” сложные матчи провели. Другое дело, что у нас случился неудачный период. Сыграли серию в гостях, были не в форме и в плей-офф не показали того, что должны. По идее, могли набрать по ходу серии, но “Сокол” приехал максимально заряженным, разобрал нас досконально и просто ничего сделать не давал. Думаю, пройди мы красноярцев, дальше пошло бы проще. А так “Сокол” был лучше и победил заслуженно.

— Это поражение — самое обидное в твоей карьере? Ведь сложно представить, как хотелось выиграть трофей в качестве капитана команды, что дала тебе путь в хоккее.

— Словами не описать, как этого хотелось. Но поражение от “Сокола” самым обидным не назову. На следующий год была серия с Альметьевском, где мы проиграли в седьмом матче. Было не менее горько.

— В Тольятти очень требовательный болельщик, который ещё помнит российское чемпионство. Представляю, как там вас разносили после неудачных матчей. Хотя и в Красноярске с этим примерно так же. Ты как относишься к критике?

— Смотря к какой. К конструктивной — нормально. Если просто поливают, то кому это понравится. Молодой был, заводился, отвечал. Сейчас спокойнее стал. В соцсети вообще не заглядываю. При этом не бегаю от болельщиков, к разговору готов. Мне стыдиться нечего. Сыграть все могут неудачно, главное — как ты относишься к делу. Болельщик имеет право на критику, от неё никуда не деться, такая у нас профессия. Но мы играем именно для зрителей, об этом забывать не нужно. И лично я, и вся команда сделаем всё, что в наших силах, чтобы их порадовать. Здесь всё взаимосвязано. Если проведём сезон так, что будем довольны собой, то и наши болельщики будут счастливы. Именно к этому и стремимся.

ДОСЬЕ

Константин Майоров

Хоккеист, центральный нападающий.

Дата и место рождения. Родился 25 мая 1988 года в Альметьевске.

Карьера. Выступал за “Ладу” (Тольятти) (РХЛ, КХЛ и ВХЛ), “Нефтяник” (Альметьевск) (ВХЛ), “Дизель” (Пенза) (ВХЛ), “Буран” (Воронеж) (ВХЛ), “Югру” (Ханты-Мансийск) (КХЛ), “Рубин” (Тюмень) (ВХЛ), “Тамбов” (ВХЛ) и “Зауралье” (Курган) (ВХЛ).Перед сезоном 2021/22 подписал контракт с красноярским “Соколом”.

Полуфиналист ВХЛ с “Дизелем” (два раза) и “Рубином”.

0
Комментарии (0)