Игорь Николайчук: “На приставку и. о. внимания не обращаю”


Игорь Николайчук: “На приставку и. о. внимания не обращаю”

Исполняющий обязанности главного тренера “Красного Яра” о победе над Монино, отставке и едином кулаке.

Игорь Николайчук вернулся на пост главного тренера, пусть и с приставкой “и. о.” после кошмарного выезда “Красного Яра” в Москву и поражений от “Динамо” и ЦСКА. В первом матче под его началом яровцы предсказуемо уступили “Енисею-СТМ”, хотя во втором тайме дали бой фавориту. Потом случилось обидное домашнее поражение от “Славы”. Ниже падать было некуда, левобережный клуб опережал в таблице только абсолютных аутсайдеров из “Ростова”. Именно их он и разгромил в следующем поединке, а далее последовала героическая победа над “ВВА-Подмосковье”, в матче, где, казалось бы, “Яр” был обречён.

— Серию поражений прервали с “Ростовом”, однако успех в матче с “ВВА-Подмосковье” стоит, на мой взгляд, несоизмеримо дороже. Выдохнули после финального свистка?

— Определённое облегчение испытали все — и тренеры, и игроки. Неудачное начало сезона поколебало уверенность в своих силах. Через такие игры она восстанавливается. Матч очень тяжёлый. Монино — серьёзная команда, но ребята справились.

— Давно не видел вас таким радостным, как после победы над ВВА.

— Радовался за ребят. Они смогли, выстояли, вытащили эту игру. Последняя пятиминутка выдалась максимально напряжённой. После первого тайма была видна в глазах потерянность, но они сумели себя переломить и выиграли.

— До перерыва мне вообще казалось, что шансов у “Красного Яра” нет. Монинцы играли нарочито легко и, казалось, при желании могли ещё добавить. О чём был разговор в раздевалке?

— Пытались донести до игроков, что они могут победить, необходимо было восстановить в них уверенность. Акцентировали внимание на том, чтобы убрать брак и играть дисциплинированно. Вторая половина показала, что ребята поверили в себя. Брака стало меньше, а самое главное — максимально чётко сыграли в защите. Мы по сезону получали очень много немотивированных штрафных, за второй тайм же с Монино — всего три. Это порадовало. Как и то, что взяли всё в свои руки и повели игру во втором тайме.

— Я полагаю, подобные слова говорятся постоянно с теми или иными вариациями. Не сомневаюсь, что и до Монино всё это обсуждалось, но почему-то именно в этом поединке на второй тайм вышла совсем другая команда по сравнению не только с первой половиной матча с ВВА, но и со всем сезоном.

— На самом деле в раздевалке говорятся разные слова. Взять даже домашний матч со “Славой”, где в первом тайме многое получалось, а во второй половине появилась излишняя самоуверенность. И мы пытались на это надавить, предупредить, но не вышло. В итоге во второй половине, когда соперник полетел вперёд, мы уже не сумели собраться. Здесь же, наоборот, после неудачной и нервной первой половины нужно было найти другие слова. Понятно, что такое начало сезона никому настроения и уверенности не добавляет, поэтому, повторюсь, надо было веру в собственные силы в ребятах зажечь. Когда она есть, нельзя ни в коем случае её упускать, игроки наконец-то поняли, что они могут многое.

— Дилан Смит поразил своей игрой во втором тайме. Это разовая вспышка или он может на таком уровне регулярно выступать?

— Дилан и в Новокузнецке сыграл здорово, похожую попытку занёс. Ему 20 лет. Он ещё на предсезонке получил травму, она его тревожит периодически. После трудных игр ему требуется чуть больше времени на восстановление. К самоотдаче Смита вопросов нет, плюс большое желание проявить себя и помочь команде.

— Ну и талант, судя по всему, имеется.

— Конечно. Мы его смотрели, выбирали и не прогадали. Как игрок и человек он нас полностью устраивает. Смит играет на команду, выполняет задание, но в нужный момент может проявить индивидуальные качества. При этом с Монино Дилан получил повреждение, но не ушёл, доиграл до конца. Характер есть. Это важно.

— Впереди Казань. Какой мы увидим “Красный Яр” со “Стрелой? Как во втором тайме с Монино или таким, каким он был на протяжении большей части сезона?

— Казань играет от защиты, сама особо ничего не предлагает. У “Стрелы” есть очень сильный 15-й номер Йоханнес Тромп. Он с ноги заряжает вперёд, а дальше казанцы уже ждут ошибок соперника. Мы готовимся. Будем играть на синтетике, поэтому сейчас перейдём в футбольный манеж для тренировок. Нужно минимизировать количество собственных ошибок, “Стрела” за них накажет. Что касается состояния “Красного Яра”, то нам нужна победа, и мы сделаем всё, чтобы её добыть.

— Для “Яра” это будет последний матч в этом году, а потом длинное межсезонье до марта 2022 года. Какие планы на него?

— Нам необходимо вернуть в строй травмированных и вступить в весну в наилучшей форме.

— Это понятно. А что касается усиления состава? Стоит ждать новых игроков?

— Будем обсуждать с руководством клуба. Сейчас об этом думать рано. Нужно отталкиваться от тех игроков, что есть сейчас, и подготовить их на максимум. Нам нужно перестроиться на новый календарь. Осенью мы выплёскиваемся, а весной выглядим более бледно. Сейчас всё будет решаться именно во второй части чемпионата. Мы должны быть к ней готовыми во всех планах.

— Вы были главным тренером команды-чемпиона и регулярного финалиста. Сейчас “Красный Яр” на восьмом месте. Что изменилось по собственным ощущениям?

— Сложно сказать. Чемпионат изменился, стал значительно более конкурентным. Но тренерская работа — это всегда интересно. Очень сильные переживания, особенно когда игры не получаются. Лично мне хочется собрать сейчас сильный и уверенный коллектив. Когда в первый раз стал главным тренером “Красного Яра”, ту команду собрал Юрий Алексеевич Николаев. После его кончины ребятам ничего не надо было объяснять. Они играли в память о своём наставнике, который их замечательно подготовил. Сиуа Таумалоло тогда внёс огромный вклад в подготовку к сезону и в чемпионство. От меня требовалось не испортить то, что уже было. У игроков будто был какой-то долг перед Николаевым за проигранный финал 2012 года, и в следующем сезоне они этот долг вернули и груз с себя сбросили. Сейчас же мне и нашему штабу нужно собирать коллектив самим фактически заново. Это новый вызов. Ты уже сам должен поставить и физику, психологию. Для меня это большой опыт. Я не считаю, что мы сейчас находимся на своём месте. И для меня будет очень интересным делом помочь “Красному Яру” вернуть утраченные позиции. Потихонечку восстанавливаем веру в себя, разговариваем, готовим — в общем, работаем.

— Вы же были в тренерском штабе в во время неудач этого сезона. Нашли для себя ответы на вопрос, почему так получилось? Ведь не только травмы всему виной.

— Не совсем корректно обсуждать работу бывшего главного тренера. Причины есть, для себя это отметил, чтобы в дальнейшем их не повторять.

— Почему у Таумалоло не получилось? Я помню, что, когда его назначили, многие игроки были в восторге. Отмечали очень интересные тренировки и прочее. Он производил впечатление абсолютно уверенного в себе человека, готового ко всему. Но когда в гостевом матче с ЦСКА показали его крупным планом, я увидел взгляд совершенно потерянного человека.

— Меня на том выезде не было, поэтому о том, что происходило с Сиуа, сказать не могу. Когда команда вернулась, именно его состояние мы не обсуждали. Думаю, если бы он сам захотел, поговорили бы.

— У вас с ним какие отношения?

— Хорошие и человеческие. Никаких проблем, никаких обид. Он сам принял решение об отставке. Хотя я ему говорил, что эмоции бывают разные, что не стоит торопиться. Но он решил именно так. Помню, как сам понял, что пора уйти с поста главного тренера. Многое навалилось, давление нарастало. В том числе и в прессе. Это напрягало. Сам не читал, но мне подробно рассказывали о том, что пишут и говорят. Это одна из причин. Многое накопилось. Проигранный финал 2019 года стал последней каплей, наверное. Плюс, когда слышал высказывания, что “Яр” не станет чемпионом при Николайчуке, это задевало. Видимо психологическая усталость накопилась. Копался в себе, искал ошибки.

— Лично для меня тот ваш уход стал совершенно неожиданным. Играли две лучшие команды страны, одна из них должна была выиграть, другая — проиграть.

— Хороший был матч. Мы провалили первый тайм, во втором добавили. Не додавили, не хватило времени. Тот год должен быть стать нашим. Выиграли у “Енисея” два Кубка России, но в главном финале уступили.

— Когда было принято решение об уходе? Сразу после проигранного финала?

— Не сразу. Постепенно всё накапливалось. Я уже говорил о словах в прессе, ещё регбийные эксперты высказывались. Надо было выдохнуть, отойти, перезагрузиться, но не получалось. Постепенно пришёл к решению об отставке. Сергей Иванович Чупров был не в курсе. Он улетел в Москву на исполком федерации. Я сообщил нашему пресс-атташе Виктору Щетинину. Он был в шоке. Сказал, что такую новость не будет давать до разговора с президентом клуба. Сергей Иванович прилетел, долго общались. Он был против ухода, поддерживал, но в итоге я настоял на своём.

— Та поддержка Чупрова не смогла убедить остаться?

— На самом деле его поддержка чувствовалась всегда. При этом Сергей Иванович может и недовольство высказать в весьма жёсткой форме. У него богатейший опыт, и, несмотря ни на какую критику с его стороны, обид никогда не было. Это всё рабочие моменты. За всё время моей работы главным тренером Сергей Иванович никогда не давал советы по составу и тренировочному процессу. Он считает, что я сам должен принимать решения и отвечать за них. Проигрывает тренер — побеждают игроки. Так было, и так будет.

— Как быстро соскучились по регби после отставки?

— Да ведь я в сторону не отходил. Когда Сиуа стал главным тренером, мы встретились, и он позвал меня в штаб.

— Каково это — было быть помощником главного тренера в команде, где вы столько лет проработали главным?

— Эта должность никак не давила. Я же сам, в конце концов, ушёл с поста главного тренера, меня никто не выгонял. Некоторые мне советовали переждать, отдохнуть, но я сразу включился в работу. Никакой зависти или обиды не было.

— По моей информации, вы не горели особым желанием возглавить команду после ухода Таумалоло.

— Я бы не так сформулировал. Когда Сиуа ушёл и я стал исполняющим обязанности, появились мнения, что Николайчук мешал Таумалоло работать, вредил, подсиживал. Ничего подобного не было. На такой волне приходить на должность главного не очень комфортно.

— Почему у вашей должности до сих пор приставка “и. о.”?

— Это и президента клуба инициатива, и моя. Чемпионат идёт. Нужно ситуацию выправлять, сейчас не до приставок. Мы пока только в начале выхода из кризиса. Я не в курсе, ведётся ли поиск нового главного тренера, да и знать об этом не хочу. Просто работаю, стараюсь сделать всё, чтобы помочь “Красному Яру”.

— Тем не менее. Чего вы сами хотите? Отработать до зимнего перерыва и на этом закончить или всё-таки стать главным тренером без всяких приставок и пройти с “Яром” путь обратно в число лидеров?

— Я повторюсь — просто работаю. Готовлю команду, и для меня нет никаких приставок “и. о.”. Начинается новый этап в жизни, в карьере. Хочется попробовать исполнить всё задуманное и довести это до конца. Мы должны сами выправить положение, не ждать, что возьмём пару-тройку сильных легионеров, и они всё исправят. Раз рухнули вниз таблицы, должны найти в себе силы вернуться обратно. В советское время “ВВА-Подмосковье” была базовой командой сборной страны, а у нас только Игорь Куперман и Николаев тогда призывались. Я совсем молодой был. Мы их обыграли на “Локомотиве”, после матча собрались все вместе, и один из лучших игроков ВВА Игорь Миронов говорит: “Как вы смогли вообще нас победить? У нас звёзды, лучшие регбисты страны, а кто у вас?” Точно утверждать не возьмусь, но, по-моему, Куперман ему ответил: “У вас звёзды, а у нас коллектив”. Вот я и хочу, чтобы в нынешнем “Красном Яре” сформировался такой же единый кулак, в котором все будут стоять друг за друга насмерть. Не должно быть так, что у нас есть пара лидеров, а все просто пытаются им помочь. Возвращаясь к победе над ВВА, в перерыве я сказал в том числе, что никто кроме нас самих сейчас не поможет. Да, не получается, но мы обязаны выйти и переломить. И если будем едины, то звёзды появятся автоматически. Сегодня сверкнёт Смит, завтра ещё кто-то. Я вижу, что появляется сплочённость. Понятно, что упасть из лидеров в низ таблицы тяжело для всех. Начинается поиск причин во всём, кроме себя. Так ничего не получится. А вот когда будем единым во всех смыслах коллективом, многое станет возможным. Поэтому я, конечно же, хотел бы отработать весь этот сезон до конца. Для меня большая честь быть в “Красном Яре”. Мы все вместе попали в такую ситуацию. Вместе же должны из неё выбраться. Тогда и наступит пора разговоров и каких-то планов, а сейчас у нас время исключительно для работы.


Досье

Игорь НИКОЛАЙЧУК

Красноярский регбист и тренер.

Дата и место рождения: родился 2 мая 1968 года в Красноярске.

Карьера: в главной команде “Красного Яра” дебютировал в 1989 году и всю карьеру провёл в родном клубе. В сборной России дебютировал в 1993 году, выступал за национальную команду до 2005 года. Карьеру игрока закончил в 2006 году.

Двукратный чемпион СССР, восьмикратный чемпион России, трёхкратный обладатель Кубка России.

Работал исполнительным директором краевой федерации регби и главным арбитром на матчах российской Суперлиги.

В 2013 году стал главным тренером “Красного Яра”. Вместе с командой по два раза выигрывал чемпионат и Кубок России. Становился победителем Суперкубка страны. В 2019 году подал в отставку с поста главного тренера и работал в штабе Сиуа Таумалоло. После ухода тонганского специалиста осенью 2021 года стал исполняющим обязанности главного тренера “Красного Яра”.

1
Комментарии (0)