Евгений Непейвода: Хочу остаться в регби и влюбить в этот вид спорта новых людей


Евгений Непейвода: Хочу остаться в регби и влюбить в этот вид спорта новых людей

Защитник «Красного Яра» и экс-игрок сборной России по регби-7 и регби-15 Евгений Непейвода в большом интервью «РБ Спорт» рассказал о развитии этого вида спорта на юге, переезде в Красноярск, лимите на легионеров, планах команды на вторую часть сезона чемпионата России и своих целях после завершения спортивной карьеры.

– Расскажите, как вы пришли в регби, были ли у вас до этого другие виды спорта?
– В регби я пришел не в детстве, а в институте. Занимался легкой атлетикой и до студенческих лет бегал 400 метров, личный рекорд 49,8 секунд. Выполнил кандидата в мастера спорта по многоборью. После этого поступил в ростовский ДГТУ, там была секция, где тренер Андрей Рыбчинский предложил попробовать себя в регби. Начал я это дело в 2010-м году, а уже в следующем мы ездили с «Кубанью» на соревнования. Там меня и заметили, после чего предложили попробовать уже в профессиональном клубе.

– Каким был ваш путь в большое регби?
– В «Кубани» мы играли только в «семерку». Потом мы с периодичностью в год-два пробовали себя в регби-15. Возвращаясь к «Ростову», отмечу, что тренер еще на первой тренировке сказал мне, что я начну бегать здесь, уеду в «Краснодар», а через несколько лет буду играть в сборной России. Я тогда удивился и улыбнулся, но его слова оказались пророческими. Уже потом Александр Алексеенко позвал меня в «Кубань», а следом я попал и в сборную России по регби-7. Были победы и на чемпионате Европы, и многие другие успехи.

– А какой вид регби сейчас более перспективный на ваш взгляд?
– Если смотреть на перспективу, то, конечно, олимпийский вид – регби-7 лучше для развития массового спорта. А «пятнашка» более зрелищная и масштабная. Мне кажется, что когда мы включаем трансляции Мировой серии по регби-7, видим там полные трибуны и заинтересованных болельщиков. Но когда мы смотрим Кубок Шести Наций или Кубок Мира по регби, видим огромные трибуны и совершенно другой уровень, что-то типа футбольной Лиги чемпионов или чемпионата мира. Так что «семерка» – это про развитие, а «пятнашка» – про престиж.

– Всю жизнь вы прожили на юге, но в прошлом году переехали из Краснодара в Красноярск. Как дался этот переезд?

– Если честно, меня пугали, что здесь будет очень холодно и я пойму это, когда будет зима. Но ничего, зиму пережили, все было нормально. Пару недель были холода, но это я перенес без проблем. Когда я был маленьким, у нас в Ростове-на-Дону тоже бывали морозы. Но и ребята из команды говорили, что зимы в Сибири сейчас уже не те, что были даже 3-4 года назад. Если бы я переехал сюда с семьей, мне было бы гораздо морально комфортнее, а без своих скучаю, конечно. Сам Красноярск как город нравится, есть много красивых мест, есть чем заняться.

– В чем главное отличие двух этих больших городов, не считая климата?
– Пробки! В Краснодаре я в них стою постоянно. А здесь их существенно меньше, хотя , возможно, сказывается еще отсутствие автомобиля. Плюс любовь к регби. В Красноярске два сильнейших клуба России, очень много болельщиков. В Краснодаре меньше внимания уделено этому виду спорта.

– На юге последние годы регбийные клубы то появляются, то угасают. Регби на юге еще сможет жить?
– Я на это очень сильно надеюсь, потому что на юге есть возможность тренироваться на поле круглый год. Это очень большой плюс перед другими городами. Поэтому когда я играл за «Кубань», в первых матчах года у нас было преимущество перед московскими клубами, а про сибирские я и вовсе молчу. В Красноярске вообще снег на той неделе только растаял.

– Ваша супруга, насколько мне известно, тоже работает в спорте. Расскажите, как вы с ней познакомились?

– Она занимается акробатическим рок-н-роллом. Главный тренер и руководитель краснодарского клуба, который ей же и был создан. В детстве она занималась акробатическим рок-н-роллом, в студенчестве пошла в чирлидинг. Там мы и познакомились. Дело в том, что наши занятия проходили в одном спортивном зале. После того, как она окончила институт, перебралась ко мне в Краснодар. Сейчас у нее сильнейший клуб в городе по акробатическому рок-н-роллу. Из-за этого она и не переехала в Красноярск, не могла оставить более ста детей без внимания. Но опять же, самолеты никто не отменял, видимся с супругой раз в два-три месяца.

– Вы пришли в «Красный Яр» летом, и у команды начались проблемы в игре. Уже спустя такое длительное время, есть понимание, что пошло не так?
– Если честно, даже сейчас, я этого не понимаю. Нам просто не везло. Были игры, которые мы проиграли по делу, а были матчи, когда уступали на последних секундах. Думаю, у нас гораздо меньше турнирных очков в таблице, чем должно быть. Таблица показывает сейчас совершенно не то место, где мы должны были находиться.

– В октябре прошлого года «Красный Яр» набрал форму, одержал три победы. Не обидно было, что сезон ушел на паузу?
– Да, было обидно. Хотели сыграть больше матчей, когда набрали такой ход. Но, к сожалению, с некоторыми командами не смогли сыграть из-за переносов. Сейчас, надеюсь, продолжим показывать такое же регби, как и в конце прошлого года.Евгений Непейвода

– Насколько тяжело проводить больше пяти месяцев без официальных матчей?

– Это очень тяжело, потому, что ты постоянно тренируешься и мало играешь. По сути, у нас пять с половиной месяцев предсезонной подготовки, если не брать отпуск. Идут тяжелые тренировки и сборы, когда хотелось бы, конечно, побольше играть. Ну, это я скажу вам, как и любой спортсмен.

– Как прошли сборы «Красного Яра», удалось ли сыграть тест-матчи?
– Из-за ситуации в мире нам не удалось полететь в Турцию на сборы, где должны были сыграть два теста с российскими командами. После этого мы отправились в Крымск, куда другие клубы приехать не смогли, поэтому тест-матчи мы играли только друг с другом. Сборы прошли отлично, погода в Крымске была хорошая, только сильно ветрено. Мы все тренировались как одно целое, единый коллектив. И в Крымске мы впервые вышли на натуральный газон, спустя 4,5 месяца после окончания первой части сезона. До этого работали только в манеже и тренажерном зале.

– Как сильно обновилась команда?
– Костяк, который был в конце того года, остался. Приобретений у нас совсем немного.

– Наверняка, общались с «яровскими» легионерами. Нет ли, и не было ли у них планов по отъезду из России?
– Я с ними общался, у них все спокойно, готовы продолжать играть в нашей стране. Единственное, они обеспокоены, что со следующего года в России хотят ввести лимит на легионеров 2+1. Я не знаю, но мне кажется, что это резкое решение. Мы все время лимит увеличивали, а теперь хотим так сильно урезать. Думаю, он не должен быть большим, но и не маленьким. В команде нужно иметь нескольких профессиональных иностранных игроков, которые с детства занимаются регби. Чтобы наши молодые парни смотрели на этих профессионалов и понимали, к чему стремиться. Вы же сами понимаете, что игроки из ЮАР и Новой Зеландии выделяются в нашем чемпионате.

– Первый матч после паузы в чемпионате «Красный Яр» сыграет против «Металлурга». Как вам команда в первом матче года против «ВВА»?
– Смотрел их игру против «ВВА-Подмосковья». Команда хорошая, ребята нам знакомы. Изучим их и будем готовиться к матчу против Новокузнецка с максимальной отдачей. Да, у «Металлурга» есть свой стиль игры, который не меняется последние несколько лет. Будем пытаться подстроиться под него и завершить матч с наибольшим количеством очков.

– Способен ли «Красный Яр» в этом году зацепиться за плей-офф?
– Конечно, и в это верят все в команде. Когда я сюда переходил летом, я приходил побеждать. Думаю, что у всех парней в команде такое же отношение. Мы смотрим в турнирную таблицу и не верим, что находимся на седьмом месте. Думаю, в ближайшее время мы соберемся и начнем подниматься наверх.

– Сейчас вам 32, хотя в команде, в том числе «семерочной», есть и более возрастные регбисты. Какой предельный возраст для игры в регби?
– Думаю, у каждого игрока это индивидуально. Свой подход к телу и организму. Кто-то заканчивает в тридцать и уходит в другую отрасль, а кто-то без проблем играет до сорока лет. Я же пока всей душой отдан регби, постараюсь, как можно дольше показывать результат и все, на что я способен.

– А старые травмы не дают о себе знать? Как часто вообще были повреждения?
– Я перенес две операции и, в принципе, даже забыл, что они у меня были. Может быть, тяжелее с кровати стал вставать, а так все нормально (улыбается).

– Есть понимание, чем займетесь после окончания карьеры?
– Я бы хотел остаться в регби. Полтора года назад поступил в магистратуру Кубанского Государственного Университета физической культуры спорта и туризма на управление в области физической культуры и спорта. Мне нравится вся эта спортивная ниша. Я бы хотел, чтобы регби надолго осталось в моей жизни, потому что знаю, что могу преподнести что-то новое для молодых игроков, еще больше влюбить их в этот вид спорта, ну и привлечь другую часть населения к регби.

0
Комментарии (0)