Александр Первухин: Мы не можем играть хуже ради интриги


Александр Первухин: Мы не можем играть хуже ради интриги

Весной эстээмовцы показывали уровень регби, просто недоступный их оппонентам по чемпионату России.

Правобережный клуб выиграл шестой чемпионат России за шесть лет, и третий подряд титул после возращение на пост главного тренера Александра Первухина. Красноярская команда возвышается над всеми соперниками. Весной эстээмовцы показывали уровень регби, просто недоступный их оппонентам по чемпионату России. Остаётся только сожалеть, что этот, пожалуй, лучший за всю историю вариант «Енисея» не прошёл проверку Европой.

Об этом и о многом другом корреспондент Gornovosti.Ru поговорил с Александром Юрьевичем.

Конкурентов не было

— Нынешний сезон получился невероятным. Только победы, уверенно выглядели и осенью, а весной и вовсе запредельно.

— Тем не менее летняя подготовка к осенней части сезона все равно недостаточна. Она не даёт возможности восстановиться игрокам в полной мере. Месяц – это очень мало. Может мы сами не умеем готовить в этой ситуации. Второй сезон подряд команда весной выглядит гораздо лучше. Это объяснимо. Мы работали с прицелом на еврокубки, времени на полный цикл было достаточно. Сначала месяц восстановления. Следующий месяц – базовая работа над индивидуальными качествами игроков, над их улучшением. Затем специальная работа в течении трёх недель. Следом игровые сборы, причём первые из них с учётом большой функциональной подготовки, а вторые – игра и тактика в основном. Когда всё это планомерно делается, команда подходит к возобновлению сезона в полном порядке. Буду объективен и этой весной, и прошлой в России у нас конкурентов не было.

— Насколько хватит этой зимней базы?

— Это вопрос. Думаю, по сегодняшней ситуации с двумя-тремя неделями подготовки показательным станет время с конца августа до середины сентября. Возможен небольшой спад в это время. Но рассчитываем на глубину состава, равноценная игрокам старта скамейка должна позволить пройти этот период достаточно свободно.

— Весенние матчи «Енисей» провёл на какой-то запредельной мотивации, и это удивило. Казалось бы, игроки могли приуныть из-за отмены еврокубков, но произошло ровно наоборот.

— Всё время подчёркивалось, что надо уважать свой труд. Да, с еврокубками не получилось. Но мы столько сделали в межсезонье, столько оставили за спиной, много и нудно работали над скоростью. Качество раков – это одинаковые играемые действия в условиях жёсткого контакта, доведённые до автоматизма. Вся эта пахота должна была привести к конкретному результату. Плюс и тренерскому штабу удалось донести до игроков правильный настрой, затронуть определённые струны. Мы должны были показать другое регби по сравнению с осенью, более качественное и быстрое.

— На мой взгляд, игра «Енисея» изменилась за последние два года. Мощь никуда не делась, но прогресс во всех иных элементах невозможно не заметить. Команда стала играть красиво и зрелищно.

— Я бы взял трёхлетний период. После моего возвращения из сборной в клуб было многое переосмыслено. Что-то внедрялось в национальной команде, хотелось что-то изменить, но сборная тех времён и нынешняя – это разные вещи. Если тому же Лину Джонсу подвозили спарринги за деньги федерации, проводили по пять-шесть сборов, не было никаких вопросов по привлечению игроков из регби-7. По назначению последнего тренера возникли трения с федерацией, даже можно сказать конфликт с людьми отвечающими за это. Если вы хотите поднимать российское регби, надо уважать отечественных специалистов и их результаты. А не брать тренера, который может быть, в 2008 году был в порядке. Но потом 10 лет свисток в руки не брал. Условия не сравнимы с временем моего тренерства в сборной. Но в все это не оправдание, результата не было, поэтому и написал заявление об уходе. А что касается «Енисея», то на момент возвращения у нас за спиной было несколько еврокубков. И постоянно стоял вопрос, почему мы всё-таки так проигрываем в скорости исполнения. Когда против нас соперники вальяжные выходили, мы брали своё за счёт характера и желания, всегда бились с ними, были и исторические победы над гораздо более мощными клубами. Но это были вспышки, шла постоянная работа, искали причины глобального отставания в скорости. Нашли ли мы сейчас ответ? Не знаю. Нужно сыграть с теми ребятами из Европы, чтобы это понять. Показательным мог стать матч с грузинами этой весной. Это не «Ньюкасл» и не «Ньюпорт», но грузинский клуб стал бы серьёзной проверкой в любом случае. Думаю, что сейчас мы бы могли конкурировать с низами высшей английской лиги. Мы поменяли ритм тренировки. Игроки должны в течении цикла в определённый момент сработать на максимальных скоростях. Я больше сейчас ценю столбов, как Николаас Эстхёйзен, к примеру. Который те же прорывы Дениса Симпликевича один из первых поддерживает. Это и есть современное регби. Таких игроков этого амплуа, как Николаас, не много.

— Именно российских, наверное, и вообще нет?

— По большому счёту, да. Но те же Степан Серяков и Никита Барышников могут достичь уровня Николааса, их скорость позволяет.

— А почему? У нас неправильно готовят и воспитывают игроков этого амплуа?

— Можно обижаться, но я считаю, что наша главная слабость – детское регби и уровень детских тренеров. В этом прежде всего сильно отстаём. В ведущих регбийных странах есть традиции, разветвлённая сеть академий, которая у нас только-только зарождается, плюс обилие методического материала и большой выбор самих тренеров. Хорошие зарплаты у них, понятно, что с игроцкими не сравнить, но при этом достаточно приличные, можно жить на них, только тренируя детей. Сейчас у нас с окладами детских тренеров ситуация исправляется, но их всё равно недостаточно. Одно дело, когда парень начинает тренировать сразу после института, а другое, когда заканчивает опытный игрок. И я, к примеру, хочу его привлечь, потому что вижу тренерский потенциал. Таким пытаешься сделать более-менее приличную зарплату, чтобы не шокировать, не отбивать желание работать.

— Не игравший на уровне Премьер-лиги регбист может стать хорошим тренером?

— Почему нет. Главное, чтобы он просто играл, не обязательно на уровне Премьер-лиги. Если тренер получил соответствующее образование и практику, он вполне может работать. Для развития собственных качеств есть стажировки в клубах, иные моменты, которые помогут расти. Ты мог играть за условные любительские «Восьмидесятые», но при этом быть в курсе тенденций современного регби, и стать хорошим тренером.

Путь Гайсина и Щербаня

— Первоочередная причина преображения — скорость. Она увеличилась в первую очередь, за счёт легионеров?

— Почему же за счёт легионеров? Ведь основная работа с мячом происходит через полузащитников — девятого и десятого номеров, через линию трёхчетвертных. Вообще считаю, что два последних сезона лучшие для Рамиля Гайсина и Алексея Щербаня. Они от меня прилично люлей получали, особенно после приезда из сборной. Там совсем иная структура атаки, и парни выбивались из ритма. Особенно Гайсина приходилось серьёзно перестраивать. Сегодня же Рамиль с полулёта всё схватывает, ведёт игру. В отдельных матчах получал истинное удовольствие от их действий.

— Вы говорил, что Гайсин и Щербань себя не реализовали полностью. То есть сейчас они достигли того уровня, на который были способны?

— Достигают. Они на пути к этому. Есть проблемы с защитой, но как организаторы, как диспетчеры – они лучшие в России. По скорости работы с мячом, по скорости выбора направления атаки и перевода мяча. Рамиль может перед пасом пробежать несколько метров, а может с места отдать. Ну и конечно, статика, отход мяча от неё. Регби начинается со статики, как театр с вешалки. Схватки, коридоры, малейшие нюансы могут ускорить игру. Основополагающий момент – это рак. Работа на земле, выход мяча. Раки – огромный пласт, с которого мы начали изменения в игре.

— Наверное, многих пришлось серьёзно переучивать?

— И до сих пор приходится. Тот же Фридл Оливье. Он пришёл и допускал детские ошибки. Его ловили на них несколько раз. Просто забирали мяч из рук, особенно в Казани. Где тренер его земляк Джей Пи Нил прекрасно знал недостатки Оливье. Фридл входил в контакт, а мяч у него в ближней руке, а не на дальнем бедре. Это школьная ошибка.

Прогресс Оливье

— Фридл самый прогрессирующий игрок в таком солидном уже возрасте, с которым вы работали?

— То, что Нил не взял его в «Стрелу» — показательный момент. Он же Фридла прекрасно знает. И ведь мы тоже не сразу его привлекли. Сидели с Вакилем Валеевым, смотрели. Было шесть претендентов, трое отказалось. Делали ставку на другого игрока, но он уехал в Японию, хотя уже были договорённости. Оливье подписали буквально на флажке. Разглядели в нём достоинства. Он крепко держался на ногах. Но при этом присутствовала определённая неуклюжесть, не доставало резкости. Всё-таки решили его взять. Фридл – парень старательный, трудолюбивый, исполнительный. И вот ближе к 30 годам, наконец-то, раскрылся. И получил предложение не от клубов-аутсайдеров, в которых он раньше играл до «Енисея», а от серьёзных юаровских команд. В Кареле дю Пре вообще не сомневались. Человек играл в сборной ЮАР по регби-7. А вот в Оливье были серьёзные сомнения, но он работал, впитывал в себя правильные вещи и стал одним из лучших игроков чемпионата.

— Сейчас у ваших конкурентов есть мнение, что без Фридла «Енисей» серьёзно ослабнет.

— Посмотрим. Конечно, сожалеем об уходе Оливье. Но немногие заметили, что Виталий Немцев провёл свой лучший сезон.

— Он оправдал авансы, что вы ему давали пару лет назад?

— Не оправдал пока, но растёт. Рядом с Оливье он изменился. Изначальные данные у Немцева или Максима Гаргалыка даже лучше, чем у Фридла. От нас уезжали Джереми Джордаан, Давид Качарава, сейчас уходит Михеил Гачечиладзе. Очень жаль Мишу, из-за травмы год пропустил. А сейчас со всей этой ситуацией с уменьшением лимита на легионеров, приходится с ним расставаться. Гачечиладзе-Оливье-дю Пре — это было суперсочетанием. Не в каждом хорошем европейском клубе есть такая третья линия. Игроки уходят, с этим ничего не сделаешь. Но для нас это не станет трагедией. На замену Питеру Якобсу нашли Франсуа Эстерхёйзена. Он умеет играть и в третьей линии, и хукера. Это, считаю, усиление. Ну а на месте Оливье рассчитываем на Немцева и Гаргалыка. Подключаем молодого Максима Кемаева, Дима Кротов восстановился после травмы. В общем, состав «Енисея» стабилен. Поэтому мы о себе переживаем меньше, чем наши конкуренты. У нас практически два равноценных состава. Это большое преимущество в тренировочном процессе в том числе.

Нашумевший финал Кубка

— Были в этом сезоне матчи, когда вы были полностью довольны игрой команды?

— Финал чемпионата, как можно было после такой игры критиковать и искать недостатки. Или домашний матч в регулярке с той же Пензой. Хотя там нашёл за что поругать. Принципиальная игра в нашумевшем финале Кубка России. Из ошибки Артура Каптюха сделали вселенскую проблему. Дескать он не должен был отменять попытку, если была уже пробита реализация. Поднялся шум. Не припомню, чтобы так быстро судью дисквалифицировали, как бедного Каптюха. Меня поражают разговоры, что та попытка могла стать переломной. Будто был равный счёт, и шла последняя атака. Да монинцы уже через две минуты занесли свою попытку. А потом, и это показательный момент, 12 минут не выходили за половину поля. Почему-то не вспоминают, что настоящий перелом случился, когда мы проигрывали 0:16, а в начале второго тайма уже было 38:22 в нашу пользу. В этом матче произошла не свойственная для меня вещь. Не достаточно настроил команду на матч. Когда провалились, заиграли, и всё стало на свои места. Из той же серии поражение в Грузии в еврокубке. Один из больших и обидных тренерских ошибок в этом сезоне.

— Но в любом случае для развития регби лучше такие матчи, как с «ВВА-Подмосковье», когда интрига, споры и так далее, чем и вынос второго призёра в финале чемпионата в одну калитку.

— В принципе, согласиться можно. И многие сожалеют, что такой финал получился. Но мне то прикажете что делать? Будь я зрителем, мне был бы интересен матч с борьбой до финального свистка, но как тренер, хочу их выигрывать к 20-ой минуте. И это удалось не за счёт слабости «Локомотива». Он реально вторая команда России. Его участие в финале прогнозировал ещё в начале весны.

— Пенза не слабая, конечно, но разница чудовищная между второй командой и первой. Если бы не нелепая попытка, финал вы выиграли бы под ноль.

— Я же не могу игрокам сказать, чтобы они ради интриги играли хуже. Не наши это проблемы по большому счёту. Пусть соперники ломают голову, как догнать «Енисей». Лучший матч тяжело выделить. Последние два сезона прошли очень хорошо. Где-то было чуть хуже, где-то чуть лучше. Но система, которую внедряли и доказывали, заработала. Парни увидели и почувствовали такое регби. И серьёзно прибавили.

Удовольствие от игры

— Подготовка была нацелена на Европу. Но ведь в России вы бы побеждали, даже играя не на максимуме. Не может начаться некий период застоя и самоуспокоения? Сложно найти мотивацию, когда ты на несколько голов сильнее соперников.

— Может начаться, да и в этом сезоне уже опасения были. Но ребята вошли во вкус. Они получают удовольствие от своей игры. Вопрос концентрации только в головах. Серьёзное внимание уделяем черновой работе, игре в защите. Мы понижаем количество штрафных, количество собственного брака. Бьёмся за статику, она должна быть успешной на 90-95 процентов. Работать есть над чем, есть что улучшать именно в собственной игре, не оборачиваясь на оппонента. И парни это понимают. Есть психология с тем же «Красным Яром», он очень неудобный соперник, но в технико-тактической части мы отталкиваемся исключительно от себя. Сами должны показать игру с минимальным количеством брака и ошибок. Мы особо то тактику не меняем. Никуда оппонента не заманиваем, а с первых минут стараемся подавить его. Чтобы он думать забыл о мяче. Если будешь выходить и легко относиться к сопернику, то раз пронесёт, второй, а потом этот «Енисей» начнёт заканчиваться. Красивое регби достигается через массу черновой работы, тяжёлой и нудной. Нет тех, кто только творит. Захват должны делать все. Линию сломают, потом не догонишь. Чтобы там не говорили, но играть научились, и уровень чемпионата вырос.

— Я боюсь, что он рухнет в следующем сезоне. Сокращение лимита на легионеров, на мой взгляд, огромная ошибка.

— И сейчас это выставляется, будто у «Енисея» появятся проблемы. Мне смешно, откровенно говоря. Гораздо хуже придётся командам, которых тащили именно легионеры. Мы правильно использовали еврокубки, благодаря им у нас российские игроки вышли на новый уровень. Плюс могу похвастаться, но считаю, имею на это право. У нас лучший тренерский штаб. Валеев и остальные проехались по стажировкам в ведущих клубах Европы. Обрели новые знания, опыт. Игровой цикл примерно везде одинаков, с поправкой на класс игроков. А вот именно закладка базы кардинально отличается. У меня не прекращаются прения с федерацией. Почему мы своих молодых перспективных тренеров не развиваем в должной мере, не даём шанс, а для сборной нанимаем специалистов, не нашедших место там, у себя. В «Енисее» четыре-пять тренеров могут работать главными в любом клубе страны.

Плюсы и минусы

— У вас судя по всему серьёзные разногласия с федерацией.

— Я вижу плюсы и минусы. После прихода на должность главы Игоря Артемьева были привлечены деньги в клубы. Преклоняюсь перед Игорем Юрьевичем за работу с телевидением. Мы боролись десятилетиями, чтобы нас где-нибудь и как-нибудь показывали, сейчас же много трансляций по федеральному каналу. Большой плюс — молодёжное первенство. Наша программа с Николаем Нерушем была готова уже давно, но только сейчас её приняли на ура. В ней ничего нового. Но у нас до последнего 20-летние не соревновались. Огромное количество детских соревнований — это тоже заслуга федерации. Плюсы я не замалчиваю и не буду. А вот в вопросе формирования сборных, начиная с U-18, в ситуации с судейством, в выборе тренеров для национальной команды. Здесь серьёзные разногласия. Говорят, что у Первухина обида играет. И доля правды в этих словах есть. А как не будет обиды, если ты за 10 лет восемь раз выигрываешь чемпионат, два еврокубка, пусть третьего уровня, но это вся остальная Европа кроме элиты, тебя привлекают в сборную на два года, а условия работы категорически несопоставимы с условиями для иностранных тренеров. Приходилось буквально просить те же спарринги организовать, бесконечные споры с семёркой, клубы не отдавали игроков вовремя, с боем приходилось вырывать. Специфические регбийные вопросы вдруг передоверяются людям, которые мяч держали в руках в юношеском возрасте, а теперь занимают определённые посты в федерации, но ни Первухин, ни Неруш, ни Александр Янюшкин, ни Сергей Чупров с Игорем Николайчуком в этих разработках не участвуют. А потом появляются решения типа того, чтобы собрать всех игроков до 23 лет и выставить эту команду в Премьер-лигу. Бросить её под «Енисей-СТМ», «Красный Яр» и других. Что будет с этими пацанами после третьего матча?

— Эта идея жива?

— Убрали её прямо на совете федерации, но поругаться со многими пришлось. Задал вопрос: «Почему такие бредовые мысли доносятся до руководителя, не советуясь с тренерами, со знающими регби изнутри людьми?». После этого нам — тренерскому совету — поручили разработать программу. В декабре мы ее представили, в январе — приняли.

— Похоже в общении с федерацией вы выражения не выбираете.

— Выбираю. Никого не оскорбляю, но позицию свою отстаиваю. Я не из одобрямсов. При этом с самим Игорем Юрьевичем отношения хорошие. И в том, что предлагаю, надеюсь, он видит пользу.

— Как вы смотрите на дальнейшее развитие регби в стране в нынешних условиях?

— В Красноярске есть серьёзная база и у нас, и у «Красного Яра». Сейчас он немного отступил, но точно вернётся на прежние позиции. В Казани и Пензе всё нормально, в Новокузнецке вроде движутся в правильном направлении. Не знаю, оптимально ли в высшей лиге 10 команд. Но опять же бренды — «Динамо» и ЦСКА. От нас в этом году много парней уйдут в аренды. В трансферном списке 12 человек. Им нужна игровая практика, которую мы сейчас дать не можем.

— Регби в России будет жить?

— Я очень надеюсь на это. Верю, что всё нормализуется, и здесь будем развиваться, и в Европу вернёмся.

— Будем ли мы к ней готовы?

— Постараемся.

Досье

Александр Первухин

Родился 25 декабря 1958 года в городе Алдан (Якутия, СССР).

В 1979 году поступил в Красноярский политехнический институт, где начал играть в составе клуба «Политехник», впоследствии переименованным в «Красный Яр». В составе этого клуба Первухин собрал полную коллекцию медалей чемпионата СССР: золото (1990 год), серебро (1988) и бронзу (1989).

В 1992 году стал играющим тренером «Сибтяжмаша» (в будущем переименованным в «Енисей-СТМ»).

В качестве главного тренера и председателя тренерского совета 12 раз выигрывал чемпионат России, девять раз становился серебряным призёром турнира и три раза бронзовым. В коллекции Первухина восемь побед в Кубке России, три Суперкубка России, четыре Кубка Николаева, а также две победы в европейском турнире Континентальный Щит.

1
Комментарии (0)
Когда игра не пошла…
Регби

Когда игра не пошла…

Молодёжный состав «Красного Яра» проиграл матч Первенства России среди дублей «ВВА-Подмосковью-м» - 10:21 (5:13). 12 августа. «Красный Яр-м» -...