Николай Захаров: «Евгений Абалаков мог бы стать первым человеком на Эвересте»


Николай Захаров: «Евгений Абалаков мог бы стать первым человеком на Эвересте»

Николай Захаров — о горах, ветеранах и фильмах

Легендарного мирового альпиниста Николая Захарова можно слушать часами. Его истории о горах и людях в сочетании со знанием дела и тонким чувством юмора поражают и завлекают. Оно и понятно — не каждый день общаешься с человеком, который в разные годы побывал на всех высочайших вершинах мира.

Изначально корреспондент сетевого издания Gornovosti.ru планировал пообщаться с Николаем Николаевичем о походе красноярских ветеранов на Эльбрус и о фестивале «Абалаковские дни». Но в интервью Захаров затронул и ситуацию в современном альпинизме, и развитие горного бега, и поиск спонсоров для экспедиций... Получилась очень душевная и, главное, познавательная беседа.

«Ребята, никуда не спешите»

— В августе команда красноярских ветеранов-альпинистов совершила восхождение на Эльбрус. В прошлом году, помнится, вы ходили на Казбек. Почему сейчас выбрали именно Эльбрус?

— Нашей ветеранской команде уже восемь лет, и она с момента своего основания выбилась в лидеры российского альпинизма. В прошлом году мы праздновали 25-летие восхождения на Эверест и решили отметить его походом на Казбек. Потренировались, размялись и зашли на вершину. Юбилей отметили, всё закончилось, а дальше что? Ветераны в команде активные, боевые. Они мне на шею сели и ножки свесили: мол, веди нас куда-нибудь, мы ещё хотим! (Смеётся.) А куда? Решили, что раз в год будем выбирать одну главную вершину и на неё забираться. Вот в этом сезоне выбор пал на Эльбрус. Тем более наши ребята шли не одни, а в составе большой группы.

Восхождение было приурочено к столетию Кабардино-Балкарии, и республика организовала общий поход с участием ста человек. Наших, конечно, взяли без вопросов. Там и Семён Пушкарёв был, который два раза чемпионом СССР становился, и участник экспедиции на Эверест Александр Бекасов... На них даже руководство опиралось!

— А вы сами не ходили?

— Я хотел пойти, но пришлось отказаться — залечивал ногу. Правда, многие организационные моменты взял на себя и следил за альпинистами в удалённом режиме. Здесь хочу сказать большое спасибо всем, кто занимался этим походом. На таких больших мероприятиях гарантированы высокая безопасность и прекрасные условия. Спортсмены жили в хорошем лагере и много общались друг с другом — это очень важно для ветеранов.

— Не тяжело ли в старшем возрасте лезть на такую высоту?

— Нет. У нас ребята подготовленные, со столбистским опытом. Да и потом, честно говоря, Эльбрус — технически простая гора, которая не представляет спортивного интереса. На неё, по сути, надо просто идти пешком. Но есть престиж — всё же наивысшая точка Европы. Её прекрасно видно из Кисловодска, Пятигорска и других кавказских городов. Ну и готовиться к ней тоже надо как положено: несмотря на простоту, там тоже бывают непогода и несчастные случаи.

— Насколько я знаю, восхождение прошло непросто?

— Очень непросто. Когда группа пошла наверх, началась пурга. Мне потом видео прислали — всё в снегу, ничего не видно. В первый день зайти не удалось. Начались недовольства: мол, приехали и не залезли — позор! Я им говорю: «Ребята, никуда не спешите. Идите вниз, отдыхайте и делайте вторую попытку. Не дёргайтесь». Во второй день всё-таки зашли, выполнили свою задачу. Вот недавно вернулись домой и уже новые планы строят! Сейчас думаем, куда бы ещё сходить.

Интерес Сухорукова

— Можно ли сказать, что ветераны своими восхождениями подают пример молодёжи?

— Конечно! Сейчас в России бум любительского альпинизма. Президент поставил задачу увеличить количество занимающихся спортом, так мы её выполняем чётко и в срок!

— И каким образом?

— Есть такое направление, как скайраннинг, или небесный бег, если в буквальном переводе. Мы начали его продвигать 17 лет назад, когда даже такого названия не было. Составляется простой маршрут в горах, но его нужно именно пробежать. Я придумал эту штуку, чтобы нарастить выносливость у членов сборной Красноярского края. Постепенно скайраннинг стал самостоятельной дисциплиной. Сейчас везде молодые ребята бегают — форма в обтяжку, специальные рюкзачки, кроссовки... Тысячи человек занимаются. Я уже многих в лицо не узнаю, а они друг с другом общаются, здороваются и бегут. Это, конечно, очень классно. Даже на Эльбрусе есть забеги до вершины и обратно!

— А как туда бежать, если вдруг непогода?

— Тогда дистанция просто сокращается. Там дежурят судьи-высотники с гималайским опытом, которые на себе знают, что такое настоящая непогода. Я сам там работал. Если вдруг начинает вьюжить, то по рации сообщаю, что дистанцию надо сокращать. Но такое на моей памяти, к счастью, бывало нечасто.

— И сколько времени уходит на забег?

— Если говорить про Эльбрус, то лидеры спокойно добегают от подножья до вершины за четыре часа. Причём они берут старт от границы леса, где ресторанчики стоят и люди отдыхают. Подобные забеги есть на Борусе — там за три часа можно подняться. На Казбеке тоже популярен скайраннинг. В прошлом году, кстати, мы там сократили дистанцию — было много снега, и существовал риск схода лавины. Так участники с нами судиться хотели! Со всех сторон орали: «Да вы такие-сякие, мы на вас в суд подадим!» А мы-то понимаем, что это в их же интересах. Отвечаем: «Подадите, ради бога, если в живых останетесь. Так что не возмущайтесь и выполняйте указания». Слава богу, обошлось без происшествий. Кстати, совсем недавно тоже был забег на Казбек.

— До самой вершины, надеюсь?

— Да, в этот раз погода позволила. Мы его посвятили памяти погибших при сходе ледника в Кармадонском ущелье. Двадцать лет назад была очень страшная трагедия, которая унесла жизни 125 человек, в том числе актёра Сергея Бодрова-младшего. (Сергей Бодров известен ролью Данилы Багрова в фильмах «Брат» и «Брат-2». — Прим. авт.) На Кавказе до сих пор о ней помнят — в каждой деревне есть свой мемориал. Вот и забег на Казбек был посвящён той трагедии. Мы даже дяде Вите Сухорукову звонили!

— Это который в «Брате» играл?

— Он самый! Когда Сухоруков узнал о забеге, сразу загорелся: «Ребята, вы молодцы, я хочу приехать!» Но у него были съёмки, и он не смог. Может, в следующий раз получится — будем ему только рады.

Великое в прошлом

— Насколько сейчас возможны высотные восхождения, если учитывать непростую обстановку в мире?

— Всё, что до 7 500 метров, вполне доступно. Много гор расположено в дружественных нам странах — Киргизия, Таджикистан... Но проблема в другом — дорого добираться. Нужно либо вертолётную переброску провизии делать, либо пешком идти полтора месяца. Услуги вертолётов стоят сумасшедших денег. Но наши ребята всё равно ходят. Другой вопрос, что уровень высотного альпинизма в мире падает.

— С чем это связано?

— На вершины ходят в основном по классическим маршрутам. Первопрохождений практически нет. Всё поставлено на коммерческие рельсы. Плати, условно говоря, сто тысяч долларов, и тебе всё организуют: кислород дадут, палатку поставят. Но это не наш стиль. Мы всегда ходили самостоятельно, и в Гималаи в том числе. Ещё проблема в том, что молодёжь другой становится. Вся информация черпается виртуально. Открыл видеоролик, посмотрел на Эверест — вроде как побывал. Зачем тащиться, когда там страшно и холодно? А мы в своё время лазили по тяжелейшим маршрутам. К южной стене пика Коммунизма я три года готовился! И залез по ней в 1990-м. Перепад высоты — три километра, и всё по снегу, льду... Но мы терпели. Нас спасали желание и командный дух.

— У молодёжи их нет?

— Желание есть, а вот мечты не хватает. Я по себе знаю, что это такое. Перед восхождением спать не буду, всю ночь в голове прокручиваю, как залезу на вершину. Нынешнее поколение, видимо, мечтает о чём-то другом.

— Но ведь сейчас всё более доступно, нежели в ваше время?

— Это верно. Время великих свершений осталось в прошлом. Сейчас на карте мира всё меньше белых пятен. В своё время мы их находили даже в Антарктиде, где вездеходы не пройдут. Прокладывали маршруты, делали восхождения — всё на желании. Сейчас есть горы, куда десятки лет никто не заходил — верховья ледника Федченко, пик Революции... Поле непаханое, ходи не хочу! Но вот, видимо, не хотят.

Не кумиры, а учителя

— В последнее время всё чаще на слуху фамилия братьев Абалаковых. Даже фестиваль был им посвящён — «Абалаковские дни». Насколько эти люди значимы для Красноярска?

— Это значение переоценить невозможно. Сейчас стоит задача помнить о них, потому что они творили историю целой страны. Но у альпинистов эти фамилии всегда на слуху.

— До сих пор?

— Конечно. Книга Виталия Абалакова «Основы альпинизма» была издана ещё в годы войны, но в ней есть актуальные по сей день вещи — природа гор и всё такое. Его разработки мы применяли в горах — например, якорный крюк. С виду обычный крючок, но при этом под большой нагрузкой он не выскакивает из щели, а сильнее в ней крепится. Инженерный расчёт, не иначе! А Евгений Абалаков написал книгу «На высочайших вершинах Советского Союза». Я оба этих издания прочитал ещё в 1972 году, когда только пришёл в секцию альпинизма. И сейчас многие нюансы в них очень интересны и актуальны.

— А в чём уникальность Абалаковых?

— Виталий Михайлович был известен как тактик, который предугадывал всё. Каждое восхождение он просчитывал до мелочей: где поставить палатку, каким маршрутом безопасно пойти... Просто так на вершину не полезешь — можно погибнуть от лавины или летящего камня. Надо понять, где таятся опасности, и их минимизировать. Вот это характеризует Виталия Михайловича. А Евгений Михайлович — хитрый и наглый в хорошем смысле человек. Он мог и рискнуть, и в одиночку пойти, как это было на пике Коммунизма в 1933 году. Думаю, Евгений Абалаков мог бы стать первым человеком на Эвересте. Но он, к сожалению, мало прожил, плюс в те годы выезд за границу был практически невозможен. При этом достоверно известно, что Евгений Михайлович мечтал об Эвересте и даже разрабатывал тактику восхождения. Увы, не успел.

— Можно ли назвать Абалаковых кумирами вашего поколения?

— Вот, кстати, я бы не стал называть их кумирами. Не нравится мне это слово. Они, скорее, учителя, которые своим примером показывали, что при желании можно добиться многого. Я очень горжусь тем, что был лично знаком с Виталием Михайловичем. В 1983 году мы в составе красноярской команды выиграли чемпионат СССР по альпинизму, так он нам медали вручал! Летом мы вместе на Столбы ходили. Такими людьми, конечно, нужно гордиться.

Музей увлёкся

— «Абалаковские дни» созданы на базе наследия, которое перевезено из Москвы в Красноярск. С ним, помнится, была какая-то непонятная история...

— Больше скажу: она началась ещё в девяностых! Алексей, сын Евгения Михайловича, хотел, чтобы наследие его отца находилось в Красноярске. Мы с ним созванивались, потом писали письма разным начальникам, депутатам — мол, надо сделать музей имени братьев Абалаковых. Огромная папка бумаг скопилась! А толку ноль. Алексей утверждал, что готов привезти все реликвии хоть куда. А смысл? В гараж их засунуть, чтобы сгнило всё окончательно? Тут же специалисты нужны, которые знают толк в хранении. К счастью, дело сдвинулось с мёртвой точки.

Тут, конечно, большое спасибо музею «Мемориал Победы», который взялся за работу. Там классный коллектив, все девчонки — молодцы, профессионалы своего дела. Насколько я знаю, музейщики разобрали только часть архива и на этой базе создали те самые «Абалаковские дни». Там уникальные фотокарточки, видеозаписи, дневники. Причём всё хранилось не в самом надлежащем виде. Чёрно-белые фотографии вообще валялись в коробках из-под конфет и были в пыли! Но их чистят, обрабатывают, оцифровывают. Надеюсь, что скоро всё наследие будет доступно общественности.

— Что-то новое для себя узнали, изучая архивы?

— Есть два прекрасных фильма, снятых на старую плёнку, о походах на пики Коммунизма и 30-летия Советского государства. Хороший материал, интересный. Ещё на обработке находится около 80 плёнок. Музейные работники так увлеклись процессом, что глаз радуется! Девушки с таким интересом рассказывают о своей работе! Такое ощущение, что они там днями и ночами сидят, фотографии обрабатывают. Вот это для меня стало очень приятным открытием. Я люблю общаться с людьми искусства: художниками, керамистами, музейными сотрудниками. Они — большие молодцы.

Точно передать драматургию

— Про героев отечественного спорта уже снято множество фильмов. Например, «Легенда № 17» или «Движение вверх». Можно ли снять фильм про Абалаковых, который выстрелит в прокате?

— Если к нему подойти так же талантливо, как к «Легенде № 17», то можно. И это будет интересно. Там одна история восхождения на пик Коммунизма чего стоит! Лезли на старом снаряжении, с пеньковыми верёвками... Но ведь забрались же!

— Готовы стать консультантом на съёмках?

— Конечно, такое предложение я сочту за большую честь! Хотя консультантов у нас хватает — придётся в очередь вставать. (Смеётся.) Лишь бы не получилась ерунда, которую про альпинистов часто снимают на Западе. Бывает такая дичь, что смотреть невозможно! Но есть и хорошие картины — например, «Эверест», который основан на реальных событиях. Там про лавины, про гибель экспедиции, про то, как Толя Букреев людей спасал... Очень напряжённый фильм. Вот если в таком же жанре снять про Абалаковых, то, думаю, получится интересно.

— То есть вы видите больше драматические посылы?

— В какой-то степени да. Евгений Михайлович же не знал, что с ним будет, когда лез на пик Коммунизма. С ним же ещё Крыленко и Горбунов были — это вообще министры, а не альпинисты! То восхождение — один сплошной авантюризм. У Виталия Михайловича есть своя история, когда он в 1955 году поднялся на пик Победы, хотя до этого там погибли две экспедиции. Из этого получится классный фильм, я в этом уверен! Хотя, конечно, можно и скандалов напихать в сценарий...

— А надо ли?

— В принципе, если будет сохранена основная суть, то на всякие мелочи никто внимания не обратит. Мне, например, понравился «Чемпион мира» с шахматистом Карповым — мы его с женой посмотрели в кинотеатре на одном дыхании! «Легенда № 17» тоже классный фильм, хотя там и скандалы есть, и любовь, и всё на свете... Тут главное — толковые сценарист и режиссёр, которые смогут наиболее точно передать драматургию. Тогда я уверен, что фильм станет успешным.

ДОСЬЕ

Николай Захаров, альпинист
Дата рождения: 29 апреля 1953 года (деревня Бирюса, Красноярский край)
Деятельность: директор СШОР им. Путинцева, тренер сборной Красноярского края по альпинизму.
Звания: мастер спорта СССР международного класса (1986), заслуженный тренер России (1997).
Достижения: многократный чемпион СССР и России по альпинизму. Совершил более трёхсот восхождений на всех континентах Земли. В 1996 году был капитаном красноярской команды, которая сумела взойти на Эверест — высочайшую точку планеты (8 848 метров). Подготовил более 50 мастеров спорта по альпинизму и скалолазанию.
Награды: медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, диплом Олимпийского комитета России «Честная игра».

0
Комментарии (0)
Вы гость. Войти или зарегистрироваться
Три золота хозяев

Три золота хозяев

В Красноярске в третий раз за последние четыре года прошел главный молодежный турнир страны – первенство России. Впервые в...

Разыграли, как по нотам

Разыграли, как по нотам

Альпинисты регионального центра спортивной подготовки «Академия зимних видов спорта» Олег Хвостенко, Василий Терехин и Александр Парфенов стали победителями чемпионата...

«Енисей» - «Кузбасс». На одном дыхании
Хоккей с мячом

«Енисей» - «Кузбасс». На одном дыхании

Сегодня в Красноярске в центральном матче тура чемпионата России по хоккею с мячом среди команд Суперлиги «Енисей» принимал «Кузбасс»...