Матчи: Ближайшие Вчера Сегодня Завтра
  • В расписании на сегодня нет матчей красноярских команд
  • В расписании на завтра нет матчей красноярских команд
  • В расписании на вчера нет матчей красноярских команд
  • Кликните для выбора даты

Юрий Баранов: «Енисей-СТМ» — не просто команда. Это мой дом и семья»

В далёком 2001 году совсем молодой Юра Баранов приехал покорять регбийный Красноярск из Риги, как он сам говорит, с одним характером за пазухой. Прошло более 20 лет. За эти годы Баранов выиграл с “Енисеем-СТМ” множество титулов, был капитаном команды и никогда никуда не уходил.


Юрий Баранов: «Енисей-СТМ» — не просто команда. Это мой дом и семья»

В первом матче весенней части чемпионата России с “Динамо” Юрий вышел в стартовом составе, положил две прекрасные попытки и в очередной раз убедил сомневающихся, что ни о каком уходе из регби не может быть и речи.

Легенда красноярского регби Юрий Баранов о секрете спортивного долголетия, победных эмоциях и любви к игре в развернутом интервью муниципальному изданию Gornovosti.ru.

Неистовый мальчишка

— Первые матчи весны и полные трибуны у вас и “Красного Яра”. Город явно соскучился по регби. Ожидал подобное?

— Не стало сюрпризом. Красноярск — регбийный город, а тут полгода без игры. Погода фантастическая, поле идеальное, трава зелёная, картинка замечательная с трибун. Люди пришли, болели, так в атаку нас гнали, что мурашки по коже. Настоящий праздник получился.

— С твоим опытом до сих пор бывают мурашки?

— Конечно. Больше всего люблю, когда выхожу на игру и вижу, сколько людей пришло на нас посмотреть. От этого получаю огромное удовольствие.

— Как такой газон удалось подготовить? Погода весенняя не баловала.

— У нас же подогрев, агрономы серьёзно поработали, поэтому поляна получилась на загляденье.

— “Динамо” — соперник не топовый и вышел вроде с хорошим настроением, но твои две попытки подряд его быстро так погасили. Как это возможно — в 41 год быть быстрее и резче куда более молодых оппонентов?

— Не знаю даже. Ничего особенного не делаю. Стараюсь выполнять свой объём работы. Слежу за весом, формой, подготовкой. Первые десять лет в “Енисее” тренировался куда более серьёзно, можно сказать, базу закладывал. Приходил домой, падал и спал, ни на что больше сил не хватало. А следующие десять и сейчас эту базу, скорее, поддерживаю. Слежу за едой, набрал лишнего — отказываюсь от сладкого и мучного, стараюсь соответствовать.

— Александр Юрьевич Первухин рассказывал, что ты практически по всем тестам один из лучших. Дескать, вроде возраст, пора дорогу молодым давать, а они Баранова обогнать не могут.

— К тренировкам со всей серьёзностью отношусь, конечно. Хотя именно в них стало намного тяжелее. Всё-таки за столько лет они в рутину превратились. Но сами игры — это космос, выходишь — и все проблемы и болячки исчезают, есть только мяч, преодоление себя и соперника. Даже ребята смеются, что в игре преображаюсь, будто 20 лет скидываю. Я азартный, завожусь моментально, и с себя требую, и с пацанов. Покричать могу, эмоции бурлят. Неистовый мальчишка, безумно любящий регби, во мне живёт 100 процентов.

22 года с Первухиным

— Сколько ты в игре?

— В 1991 году в регби пришёл.

— В регби 32 года почти, из них 22 — в “Енисее”. Фантастика. Даже на ум не приходит, кто ещё столько играет. Улдис Саулите?

— Улдис поменьше. Он старше на год, но регби позже занялся. И в “Енисей” я пришёл в 2001 году, а Саулите в 2002-м. Мы в Латвии с ним контактировали, но не больше. В разных командах играли. Привет-пока, и всё. А здесь, в Красноярске, сдружились.

— Ты же параллельно с регби единоборствами занимался?

— Да. Греко-римской борьбой. Тхэквондо ещё, синий пояс у меня. Туда-сюда бегал. Но в итоге выбрал регби. Здесь командный вид спорта, мне он больше по душе. Я в коллективе себя лучше чувствую. Задорнее, что ли, веселее. И в жизни такой же. Для меня не существует понятия “Я выиграл”, только “Мы выиграли”.

— Ты сказал, что очень эмоционален в игре. Как переживаешь поражения?

— Раньше сильно переживал, но с возрастом пришло понимание, что без поражений не бывает побед. Любые успешные серии когда-то заканчиваются. И тогда надо сесть и разобраться: почему так вышло, где не доработали? Не поиск виноватых, а именно диалог, на эту тему очень бурно могу подискутировать. У меня принцип такой: ищу причины в себе. Если всё хорошо идёт и в спорте, и в жизни, значит, правильно делаю. Если нет, то кроме меня никто в этом не виноват.

— На второй тайм с “Динамо” вы какие-то озверевшие выскочили. Это следствие пропущенной перед перерывом попытки и разговора с Александром Юрьевичем?

— Однозначно. Юрьич — это ядерный реактор нашей команды и вообще всего, что называется “Енисей-СТМ”. Вроде картинка положительная, уверенно выигрываем, но после матча он показывает все несостыковки и всегда оказывается абсолютно прав.

— Он вас часто хвалит?

— У него порой в одном предложении всё получается. Похвалит, но покритиковать не забудет. Здесь хорошо, здесь нормально, а вот этим полгода занимаемся, а вы не можете сделать.

— Ты больше 20 лет работаешь с Первухиным. Некоторые не выдерживали куда меньшие сроки.

— У нас чёткое разграничение — начальник и подчинённый. Юрьич требует, я исполняю. Особо никогда не перечил. Хотя порой были споры по молодости. Но Первухин на эти вещи не злопамятен. Суперпрофессионал. Никогда на личности не переходит, даже если конфликт какой-то. Всё чётко и по делу. У нас в команде собраны и буйные, и спокойные, и взрывные, и рассудительные. Со всеми надо найти общий язык, и у него это прекрасно получается.

Кресты не приговор

— В наше время клубное постоянство почти во всех видах спорта — это, скорее, анахронизм. Ты за 22 года в “Енисее” был близко к переходу в другой клуб?

— Прямо чтобы близок — не было такого. Предложений-то хватало.

— От “Красного Яра” были?

— Конкретных нет. Да если бы и получил, ничего не изменилось бы. Я давно уже себе сказал, ещё когда на пике находился, что из “Енисея” в другой российский клуб не перейду, здесь для меня одна команда. За рубежом было желание себя попробовать. В Ирландию в “Коннахт” звали в своё время вместе с Антоном Рудым. Но там нужно было начинать с академии и до основной команды все этапы проходить. А я здесь только разыгрался. Зарплату нормальную получать стал. И посчитал, что лучше будет остаться в “Енисее”, не то это было предложение, от которого невозможно отказаться.

А в России переходить в другой клуб ради чего? Чтобы денег больше заработать, так Юрьич и здесь никогда не обижал. Да и за деньгами я не гнался. Если у нас зовут куда-то и сулят зарплату в два раза больше, нужно не срываться, а задуматься. Обещать — не значит жениться. В плане игры требовательнее Первухина нет специалиста в России. С ним невозможно забалдеть от себя. У Юрьича есть прекрасная черта, он учится на протяжении всей жизни и идёт в ногу со временем.

— У тебя есть такая черта?

— С годами проявляется. Да и к игре уже более аналитически подхожу, а не только бегаю. Всё-таки медленнее стал. После операции на крестах почувствовал, что в скорости потерял.

— Кресты случились после 35 лет, для большинства в таком возрасте — это приговор, а ты вернулся, будто и не было их.

— Мы с Первухиным договорились на берегу: спокойно восстанавливаюсь, возвращаюсь. Получается — играю, если нет, то нет. Получилось.

— Несколько сезонов “Енисей” крут и по осени, но у соперников всё равно проскакивает мысль, что с ним можно бороться, а весной вы превращаетесь в непобедимого монстра. Почему?

— Мы чрезвычайно много тренируемся, и у нас очень сильный штаб специалистов. Плюс зимой есть время для отдыха. Можно травмы те же залечить. В это межсезонье полтора месяца отпуск, а с середины января включились в работу. Для меня зимой самое тяжёлое время. Пашешь здесь, в Красноярске, и о сборах уже мечтать начинаешь. Так вот. За зиму набираем энергии и весной летаем просто, а к осени уже начинаем уставать. Заканчиваются батарейки. Никто это не планирует, но так получается объективно. Осенью хуже бежится, усталость, в том числе и эмоциональная, куча мелких травм. Зато весной — время расцвета.

Только уши торчали

— Ты помнишь, сколько у тебя чемпионств в России?

— Не помнил бы, но считается легко. У меня на одно меньше, чем у “Енисея”, получается — 11. За первые десять лет было три титула, а потом — восемь. С середины до конца нулевых у “ВВА-Подмосковье” банда шикарная собралась, вообще слабых мест не имевшая. Сколько мы с ними бились, бодались и как в стену упирались. Вроде бы, казалось, вот она победа, выстрадали, дожали, и всё равно чемпионство из рук ускользало. Сам накосячил в одном из финалов, нарушил, штрафной нам забили, и всё. Это, наверное, самое страшное воспоминание за всю карьеру. Но ничего. Провели работу над ошибками. Селекция у нас заработала на совесть. Сколько крутых иностранцев играло и играет за “Енисей”. Они нам очень многое дали. Когда приехали Карел дю Пре, Фридл Оливье, Николас Оостхузен, Питер Якобс, они нам такой импульс дали. Фридл и Якобс ушли. Появился Франсуа Эстерхейзен. И до них великолепные легионеры были: Рати Урушадзе, Райан Бармбри. Да всех не перечислишь. Они нереально классные ребята. Обожаю их любовь к игре, к соревнованиям. Русский учат. Николас лучше всех болтает. Они драйвовые, как на тренировках работают, всегда с азартом, глаза горят и в атаке, и в защите. С них можно брать пример нашей молодёжи.

— А ты молодым каким был? Глаза горели?

—Вспоминаю нашу плеяду молодых, когда я только в “Енисей” пришёл. Сразу с Сергеем Новосёловым закусился, с Игорем Дымченко. Я не говорю, что так правильно, но это многое объясняет. В том числе почему пробился и играю до сих пор. Мы тогда молодёжкой и основе прикурить давали. Нас Юрьич даже собирал и говорил: дескать, ребята, вы хоть их переубивайте сейчас, всё равно не будете в основе играть, постепенно подводим вас.

Ещё стимулом было, если в основе не играешь, то получаешь очень мало. У меня в 2003 году зарплата 4 500 рублей была. Жил в профилактории через дорогу от стадиона, здесь нас и кормили. А костюм клубный в конце года только выдали, видимо, решили, что из меня выйдет толк. Поначалу-то практически не верил в это никто. Сам метр с кепкой, весил килограммов 70, только уши торчали, с одним характером из Риги приехал. Но пахал так, что себя не помнил, с этим проблем не было.

— Когда выигрываешь пятое, седьмое, одиннадцатое чемпионство, какие эмоции?

— Несопоставимые с первым. Оно самое фантастическое. С ним сравнимо только третье в 2011-м. Мы пять лет подряд Монино проигрывали, и когда наконец дошли до вершины, с ума хотелось сойти от радости. Как гуляли тогда. С победным кубком дня три везде ездили, из рук не выпускали. Сейчас попроще отмечаем.

Конечно, запомнились и победы в еврокубках над французами и англичанами. Когда “Брив” обыграли в 2015-м, это же шок. Как их в прессе полоскали. Мы для них не просто андердогами были, а вообще никем. И тут поражение. А то, что говорили, состав не основной у французов, так у них в ростере по 60 человек, кого хочешь выставляй. Ощущения тогда были фантастические, словами не передать. Потом ещё “Ньюкасл” выиграли, заставили себя уважать. И после тех побед на нас стали настраиваться по-другому. С двумя самыми памятными чемпионствами можно в один ряд поставить выигрыш “Континентального щита”. Во-первых, европейский трофей. А во-вторых, у нас с ним в Бильбао был круг почёта перед финалом Кубка Вызова. Там трибуны битком, тысяч 50 человек, и все нам аплодировали. Вроде Испания не самая регбийная страна, но весь город гулял, я сам удивился. Куда ни зайдёшь, везде праздник, регбисты, болельщики, все на позитиве, никаких драк. Такая у нашего вида спорта атмосфера. Он жёсткий, бескомпромиссный, но не зря регби называют “хулиганской игрой для джентльменов”.

— Регбийное братство — это не просто слова?

— Конечно. Те, с кем ты играл, пот и кровь на поле проливал, — они твоя семья, братья. Можешь не видеться лет 10–15, но при встрече будто вчера расстались. Куда угодно приезжай, в Грузию, в ЮАР, встретят как родного.

Дерби круче всего

— Последние сезоны вы играете финалы с пензенским “Локомотивом”. Эти матчи стали такими же принципиальными для тебя, как игры с “Красным Яром”?

— Они стали гораздо более принципиальными, чем были раньше, но до красноярского дерби всё-таки недотягивают. У наших встреч с “Яром” особый накал, его не объяснишь, прочувствовать надо. Заметь, как бы яровцы ни играли с другими, на нас выходят, как на последний бой. Это самые крутые и интересные поединки. Антураж какой, история. Левый берег против правого. Битва команд, тренеров, игроков, философий. Ни с чем накал этих матчей в чемпионате России не сравнится.

— Ты был капитаном и лидером “Енисея” на протяжении многих лет. Как воспринял то, что повязка перешла к другому?

— Абсолютно спокойно. Время идёт, и я уже не на первом плане. Сейчас у нас капитанит Дима Герасимов, и он прекрасно справляется. Лучше него в этой роли кого-то и представить сложно. Он реально связующее звено между всеми. Да и вообще, у нас потрясающий коллектив сейчас. Реально, как одна семья. Если помощь кому-то какая понадобится, только в чат командный черкни, сразу толпа откликнется. Мы вместе, как единый кулак. Никакой дедовщины нет, есть уважение, есть желание биться друг за друга. Если вспылили на тренировке, потолкались, попихали друг друга, покричали, потом с поля ушли, руки пожали, и всё ровно.

— Задумываешься об окончании карьеры и о том, чем бы хотел заняться после?

— Веришь, вообще не задумываюсь. Хочу играть. Это моя жизнь, мой адреналин. Регби даёт эмоции, с которыми вообще ничего не сравнится. Многие люди ищут острых ощущений, с парашютом вот прыгают, что-то ещё придумывают, а мне регби обеспечивает всю полноту этих ощущений. Хотя сознаюсь, про парашют были мысли, но пропали. Дети родились, и как отрезало.

— В чемпионате России сейчас есть “Енисей” и все остальные. Как найти в себе мотивацию, если раз за разом громишь соперников?

— Бывает, что приходит расслабленность. Одну победу крупную одержали, вторую, третью. И на следующий матч можем подсознательно дать слабину. Но у нас есть рецепты для борьбы с этим. Во-первых, Юрьич не даст никак расслабиться. Он очень всё это чувствует и видит. Если такое случается, пресекает на корню. А во-вторых, нельзя объявлять себя чемпионом до победы в последнем матче. Тем более сейчас финал состоит из одной игры, а в ней может случиться всё что угодно. Вот мы в Пензе проиграли в регулярке. День такой был, что сразу несколько факторов против нас сошлись. И нет никакой гарантии, что подобное не произойдёт в финале. Не в смысле поражения, а в повторении этих моментов. Красную кто получит, травму, дождь стеной пойдёт и так далее.

Прекрасно понимаем, что все только и ждут нашего поражения, мы же для них как кость в горле. И вот чтобы перебороть, когда всё идёт не по плану, нужен максимальный настрой, чтобы все вместе сражались за победу как один. Поэтому я не буду говорить, что мы фавориты, не стану раньше времени корону надевать. Очень хочу выиграть чемпионство, но порадоваться и отдохнуть можно, только когда мы это сделаем.

— Ты ещё умеешь мечтать?

— Конечно. Но о своей заветной мечте промолчу. Что касается спорта, хочу, чтобы “Енисей” жил и процветал, когда я закончу и другие ребята. Для меня он не просто команда. Это мой дом, а ведь всегда хочется, чтобы дома было всё хорошо.

Досье

Юрий БАРАНОВ

Дата и место рождения: 11 декабря 1981 года, Рига (Латвия).

Карьера: регби начал заниматься в 1991 году. В 18 лет дебютировал в сборной Латвии, из-за чего после не смог сыграть за сборную России.

Всю профессиональную карьеру играет в “Енисее-СТМ” с 2001 года по настоящее время.

Достижения: одиннадцатикратный чемпион России, шестикратный обладатель Кубка России, трёхкратный обладатель Суперкубка России, пятикратный обладатель Кубка Николаева, двукратный победитель “Континентального Щита”. Участник Европейского Кубка Вызова.

Комментарии 1
Вы гость. Войти или зарегистрироваться
Воха
29 апреля 2023 г. в 00:48
А он разве не Юрийс Барановс?
Ответить
Еще