2 августа 2011 года

Иван Грузенкин: "А главное всё-таки - это талант!"

Честно признаемся, что вовсе не у шахматиста - вернее, не столько у шахматиста - планировали мы побывать, напрашиваясь в гости. Иван Ефремович Грузенкин, без сомнения, известен очень многим красноярцам как признанный специалист другого спортивного ремесла - он непререкаемый авторитет в игре на бильярде, бесспорный мастер кия. Вот и наша беседа с ним тоже началась с расспросов о бильярде, однако продолжение эта тема получила куда более широкое, которое, надеемся, обязательно вызовет интерес и у читателей «Стадиона».

- Сколько помню, в бильярдных сражениях всегда занимал первые или вторые места, - уверяет Иван Ефремович. - Правда, призовые ступени, соревнования в этом виде появились сравнительно недавно, в 90-х годах, а до этого всё было совсем по-иному. Такой игры, которая была раньше, теперь уже нет - ей на смену пришли состязательные спортивные турниры, а раньше ведь на бильярде играли исключительно на деньги. Игроком я был сильным, даже, как признавали знатоки, - очень сильным. Возьмите любой крупный город, начиная с Владивостока, поиграть мне пришлось повсюду: в Москве, Ленинграде, Сочи, Баку, Алма-Ате, Ереване, Ташкенте, Фрунзе…

- Играли, если честно, именно на деньги?
- Только на деньги! Просто так, «на интерес», в те времена к бильярдному столу вообще не становились. Таким любителям и играть-то попросту не давали, оттесняли в момент: тут серьёзные вещи, а вы со своими детскими забавами!

- А потом, когда традиции и правила поменялись?
- Продолжал играть. Уже, конечно, участвуя в турнирах. Куда я без бильярда? Все эти годы играл, не бросаю и поныне. Теперь, правда, тяжёло стало. Всё-таки возраст, 91 год. У меня со зрением, как говорится, полный швах: левый глаз оперированный, вижу им неважно, а правый видит, может, процентов на 15-20 всего. В общем, шары приходится гонять почти вслепую, но люди в возрасте меня и до сих пор обыграть не могут.

- В эти дни по телевидению как раз показывают «Место встречи…». Самый интересный эпизод в этом фильме для Вас? Наверное, сцена в бильярдной?
- Точно! Партия с Копчёным и жегловские слова: «Ноги с бильярда!» и «По пятницам не подаю».

- Иван Ефремович, как оцениваете бильярд того времени и нынешний? Он стал более массовым или приверженцев поубавилось?
- Бильярд стал очень дорогим увлечением. Час за столом стоит 250-300 и более рублей. А ведь играть-то хочется, да и нужно, чтобы технику отточить, уверенность обрести, не час-другой, а значительно больше. Но на это уже нужны тысячи, и далеко не каждый желающий, даже если он всей душой любит бильярд, может себе, к сожалению, позволить такие траты.

- А Вам, как ветерану, пенсионеру, не желающему расставаться с бильярдом, такие траты сегодня посильны?
- Мне проще: в клубе «Классика» меня принимают как почётного гостя, играю бесплатно. Уверен, и в других пошли бы на этот шаг, но предпочитаю именно этот бильярдный клуб: тут я абсолютно всех знаю, да и от дома не так далеко.

- Со скольки лет Вы приобщились к бильярду?
- Играть начал давно, ещё до войны. Мне крепко повезло с учителем. Это был настоящий знаток, очень сильный мастер. Играл он блестяще, виртуозно, очень здорово. Его уроки не прошли даром: со временем я стал обыгрывать и учителя. Начал меряться силами с другими бильярдистами. В Омске, помню, был замечательный игрок, опытный, уже в годах, считавшийся в то время если не вторым, то третьим кием в стране, - встречались и с ним. Году в 65-м, наверное, он в последний раз приехал в Красноярск, года за три перед своей смертью. «Ну, что, Ваня, я тебе прежде 10 очков форы давал, давай сыграем на равных? Естественно, по старой памяти, как и тогда - на деньги». Та партия осталась за мной.

Да, легендарных игроков было немало. Кто не знал москвича Белича - это была кличка, фамилия у бильярдиста была Белов. Он обыгрывал всех в Союзе, давая по 10-15 очков. Кстати, вот вы спросили о нынешней массовости. В Новосибирске сегодня, например, всего только один по-настоящему сильный игрок, один - в Томске, трое - в Барнауле, трое-четверо - в Алма-Ате, во Фрунзе - один, в Москве наберётся человек пять, на всю Украину - человек шесть. Вот такой расклад…

- А правда, что Вы сумели стать победителем турнира, учреждённого в честь Вашего же юбилея?
- Так и было. Вот и грамота об этой победе, на стене под стеклом: «За первое место в турнире по русскому бильярду в честь 90-летия старейшего игрока Красноярского края на русском бильярде, участника Великой Отечественной войны И. Е. Грузенкина». Вот ещё одна, того же года: за значительный личный вклад в развитие спорта и в связи с 90-летним юбилеем - от руководителя Красспорта. А эта, о признании меня Почётным бильярдистом Красноярского края, мне особенно дорога.

- Уверяют, что бильярд - вовсе не единственное Ваше увлечение, в котором Вы также добились успехов?
- 17-летним парнем я получил первый разряд по шахматам. Было это в 1937 году. Вскоре грянула война, на которой было, конечно, не до шахмат. Хотя одна шахматная история со мной всё-таки приключилась, уже в 45-м. До рейхстага я от Москвы не дошёл сущий пустяк: Победу встретил в 17 километрах от Берлина, из-под которого нас, военных водителей, направили на Дальний Восток. Покончили и с японцами. Тут-то и всплыли шахматы. Наш полковой главврач шахматистом был страстным. Уж и не знаю, откуда этот подполковник прознал, что я - разрядник? Вероятно, кто-то из ребят сболтнул, что я когда-то хвалился своими довоенными успехами, вот и докатилась молва до нашего начмеда. Приехал он к нашему комполка и просит: разрешите, заберу я вашего шофёра к себе дней на несколько, испытаю, что он за шахматист. В общем, командировали меня в его хозяйство. Играть сели почти сразу - подполковник просто до невозможности истосковался по фигурам. Немногим, наверное, такое шахматное застолье выпадает: на столе чашка икры, как в «Белом солнце пустыни», спирту графин - медик всё-таки, да не просто медик, а главный в полку. Играл он, надо признать, крепко. А я за шофёрской баранкой шахматные премудрости явно успел подрастерять. Двое суток я еле-еле с ним справлялся, отбиваясь, но на третьи освоился, и уже начал откровенно колошматить начальника. Назначаем очередную серию из семи партий кряду: две в лучшем случае остаются за ним, а в остальных он меня одолеть уже не мог - приноровился я всё-таки к его манере.

- Вернувшись домой, продолжили шахматное образование?
- Честно говоря, вовсе не до шахмат после войны было. Вроде вот она, долгожданная мирная жизнь, но мирной-то она оказалась впроголодь - надо было о себе, о семье заботиться, тут уж не до игр. Но в парке Горького несколько разочков всё же усаживался за доску - тогда парковых любителей было хоть отбавляй, все лавочки облеплены. Но серьёзное возвращение к шахматам случилось всё-таки позже, в начале 60-х. Когда я работал начальником отдела в красноярском совнархозе, начали проводить ежегодные краевые турниры. Шахматисты в них выступали солидные: почти все - перворазрядники, один вообще кандидат в мастера. Даже неудобно было как-то влезать. Но года через три уговорили меня. В первом турнире я особых достижений не показал - подрастерял, конечно, многое. Пришлось серьёзно заняться теорией, и уже вскоре начал доказывать, что смотрят на меня как на середнячка совершенно зря. А в следующем турнире умудрился не отдать ни одной партии. В общем, разряд мне присвоили по новой: сначала второй, а вскоре и первый.

Кстати, я и преферансист отменный - обыграть редко кому удавалось. Единственную пульку как-то проиграл в Москве. Но там, надо признать, играть пришлось с настоящими зубрами, очень тёртые дядьки попались. Сыграли партию: спасибо, говорю, продолжения не будет. Почему? Вы поняли, что играете с человеком сообразительным, и поэтому играли в паре, вот если бы поодиночке, я бы продолжил, а так - извините.

- Иван Ефремович, а ведь мы знаем, что было у вас и ещё одно юношеское увлечение - лётное!
- Было такое. На Злобино до войны располагался аэроклуб, и я в него поступил: тогда ведь многие небом буквально грезили. Освоил самолёты У-2 и Р-5. Уже курс заканчивал, готовился поступать в авиашколу. Да не тут-то было: вызвали меня в штаб… На всю жизнь я этого мужика-очкарика запомнил: имени-отчества не помню, а вот фамилия - Кружалин - врезалась на всю жизнь. «Авиашколы для вас не будет - мы обязаны вас отчислить». За что?! - спрашиваю. «Вы скрыли, что ваш дед судим, что он был раскулачен».

До сих пор, кстати, горжусь, что в нашем роду до сегодняшнего дня не было и нет ни одного судимого. А род многочисленный: вместе с отцом росли четыре сестры и шесть братьев. Каждый из них потом по 4-6 ребят вырастил, и ни один за решётку не угодил. А с дедом история вышла жестокая: раскулачили его вовсе не за кулачество или за вредительство какое. Он просто отказывался в колхоз вступать, вот и сослали на Север - его, а заодно и одного из сыновей, дядю моего, у которого четверо детей подрастало.

Такая вот история. В общем, отчислили меня из аэроклуба накануне самого выпуска. Вышел на улицу: ни денег, ни крыши над головой, что делать? Бреду по Маркса - объявление: курсы водителей, обеспечиваем питанием и жильём. Так я и стал водителем. Как раз накануне войны - шофёром на неё и ушёл. Может, это судьба? Стань я лётчиком, как бы оно всё сложилось? Остался бы в живых, кто знает? Хотя и шофёры, конечно, гибли. У меня вот два ранения, серьёзная контузия, которая до сих пор о себе знать даёт. Хорошо, что тогда товарищи рядом оказались: мою машину взрывом напрочь накрыло, а меня землёй завалило - выкопали. В госпитале пролежал всего три дня, ребята побоялись, что пропаду, отобьюсь в госпитальной неразберихе от своей части - забрали в наш полковой санбат. Оклемался, несколько месяцев, правда, на это ушло.

- Как считаете, спортивная закалка сыграла свою роль в выздоровлении?
- Во многом. Она и на фронте помогала, и после. У меня ведь лет десять назад случился серьёзный инсульт, ноги отказали, на коляске пришлось передвигаться, говорить не мог. Но, как видите, восстановился, избавился от инвалидной коляски. Юношеская закалка, спорт - великое дело, они с детства сделали меня сильным, крепким. Спорт - это действительно сила, особенно, если занимаешься им с юных лет. Лыжи, коньки - на них я ещё сызмальства преуспел. Десятикилометровку на лыжах пробегал меньше чем за 40 минут. А что это были за лыжи в то время?! Тяжеленные деревяги, крепившиеся вязками к валенкам. А экипировка? Не спортивный костюм, о нём в те годы только мечтали: телогрейка, подпоясанная ремнём, ушанка на голове да бамбуковые палки в руках. Эх, встань я в ту пору на нынешние лыжи, облачись в современный костюм… Уверен, то показанное на десятикилометровке время переплюнул бы запросто!

А мои беговые коньки до сих пор целы - хоть сегодня становись. Правда, последний раз я это делал лет 20 с лишним назад, возраст всё-таки. А выйдя на пенсию, чувствовал себя вполне бодро, катался на них постоянно, сына, зятя, внука Димку на стадион за собой тянул.

- В истории Красноярска фамилия Грузенкиных, благодаря Вашему сыну, получила достойное продолжение…
- Сыном Виктором горжусь. Мастер спорта международного класса по лёгкой атлетике, чемпион СССР, призёр первенства СССР, чемпион РСФСР, спартакиады народов РСФСР, трёхкратный победитель легкоатлетического матча СССР - США, многократный победитель международных турниров. Обладатель Кубка СССР. Его спортивные звания перечислять можно ещё долго. Сегодня он - ещё и профессор. А некоторые из его результатов в крае до сих пор остаются непобитыми - в прыжках с шестом, например, самым высоким достижением и сегодня остаётся его. Виктор - чемпион мира, на его счету восемь побед, завоёванных в Америке, шесть - в Англии, в Японии, Африке. Был капитаном легкоатлетической сборной Советского Союза. Два кинофильма о нём снято: «Знакомьтесь: десятиборцы» и «Мужские игры на свежем воздухе». Как не гордиться таким сыном!

Кстати, силён не только в лёгкой атлетике, но и в тех же шахматах. Опыт у меня перенимал. Правда, за последний год, наверное, всего одну-две партии у меня сумел выиграть. Нервничает, а в шахматах это недопустимо, не любят они нервов - не та это игра.

- Иван Ефремович, а правда, что Вы, несмотря на возраст, всё же побывали на недавней встрече футболистов «Енисея» с московским «Локомотивом»?
- А вот здесь возраст совсем ни при чём. Был, а как же?! Такие футбольные праздники у нас в Красноярске, к сожалению, большая редкость. И это благо, что «Енисей» набирает обороты, вот и на «Локомотив» команда сумела выйти. На стадион ездили вместе с сыном, сидели на центральной трибуне, смотрели игру.

- И каковы впечатления?
- Виктор остался доволен, я - не очень: много случаев так и остались неиспользованными. Особенно во втором тайме. Сколько острейших моментов создали у ворот «Локомотива»! А не хватило малости, достаточно было чрезмерный азарт в себе сдержать, убавить - именно из-за его переизбытка, уверен, и не получалось уложить мяч в ворота. Хотя полноценных моментов, когда могли отквитать пропущенные мячи или хотя бы один забить, было предостаточно. За футболом я стараюсь следить. Вот вчера смотрел ЦСКА, хотя и трансляция началась за полночь.

- Болеете за армейцев?
- Нет, я всё-таки больше болею за земляков. А в ЦСКА, не скрою, очень нравятся отдельные игроки, особенно Акинфеев, капитан и вратарь. Хорош! Очень нравится, буквально влюблён в него - талантливый парень. Я вообще вам так скажу: человеку необходим талант. Если нет таланта - будешь, возможно, неплохим игроком, техничным, грамотным. Но быть ведущим тебе не светит никогда. Можешь хоть спать на том же бильярде, но сильнейшим не станешь: сильным, но всё-таки рядовым игроком. Кстати, это не только спорта касается - талант, он в любом деле необходим, во всех сферах: в спорте, научной работе, кстати, и в журналистике - везде. Только талантливый человек способен достичь настоящих вершин. Вот так. На том всё и стоит.
Оригинальная версия материала: Иван Грузенкин: "А главное всё-таки - это талант!"
Александр Николаев

© все права защищены, RedЯрск (www.redyarsk.ru)